ЧАСТЬ IV

            — ВЕРНУТЬСЯ В ОГЛАВЛЕНИЕ —
 

«… по истечении срока давности». 

— ПЕРВАЯ ГЛАВА.

ВТОРАЯ ГЛАВА

ТРЕТЬЯ ГЛАВА

ЧЕТВЁРТАЯ ГЛАВА

ПЯТАЯ ГЛАВА

ШЕСТАЯ ГЛАВА

СЕДЬМАЯ ГЛАВА

ВОСЬМАЯ ГЛАВА

ДЕВЯТАЯ ГЛАВА

ДЕСЯТАЯ ГЛАВА

ОДИННАДЦАТАЯ ГЛАВА

ДВЕНАДЦАТАЯ ГЛАВА

ТРИНАДЦАТАЯ ГЛАВА

ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ ГЛАВА

ПЯТНАДЦАТАЯ ГЛАВА

ШЕСТНАДЦАТАЯ ГЛАВА

СЕМНАДЦАТАЯ ГЛАВА

ВОСЕМНАДЦАТАЯ ГЛАВА

ДЕВЯТНАДЦАТАЯ ГЛАВА (1)

ДЕВЯТНАДЦАТАЯ ГЛАВА (2)

ДВАДЦАТАЯ ГЛАВА

ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ ГЛАВА

ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ ГЛАВА

ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ ГЛАВА

ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ ГЛАВА

ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ ГЛАВА

                     ПЕРВАЯ ГЛАВА.

 


…Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном настоящим Кодексом. («Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». Статья 8, п 2.)

                                     ИЮЛЬ 1998 год.

Проснувшись на следующее утро, Дима с обнаружил, что ему в сознание «вползает» понимание того факта, что — всё что он вчера узнал будучи на работе у Володи, это — не сон, а всё было на самом деле. Эта была самая что ни на есть новая, чёрная — реальность. И уйти от этой новой реальности, он никуда не мог. Теперь, всё его сознание и весь его ум переполняло то — о чём он случайно узнал будучи на работе у Володе. Через день надо было выходить на работу. Пора ехать в Москву.

Так прошёл весь следующий день, за ним второй, третий.
Время вокруг как будто остановилось, застыло в ожидании неизвестно чего.

Он сидел в машине бизнесмена (чёрный VOLVO) на заднем сидении. Бизнесмен, мужчина лет 50 – 55, ездил всегда сидя на переднем пассажирском сидении, рядом с водителем. Теперь Дима постоянно ощущал тяжесть пристёгнутой кобуры с пистолетом, которая висела у него, плотно прилегая к левому боку. Она, как будто каким-то немым укором, постоянно напоминала ему о том, что он может сделать гораздо больше, чем человек, у которого — не было такого пистолета. Его воображение, само собой стало работать, представляя различные варианты развития возможных событий. Все эти воображаемые действия сводились только к одному: он убивает этих уродов стреляя в них из пистолета. Листок, с их именами, фамилиями, адресами, он теперь носил с собой, в застёгнутом кармане рубашки. Он как будто боялся потерять его теперь. Этот листок с полной информацией, и тяжёлая кобура с пистолетом и полной обоймой, просто – заставляли его ум строить жуткие по виду, воображаемые планы.

Машина остановилась. Бизнесмен повернув голову вправо, постарался посмотреть на Диму. Затем сам открыл свою дверь и вышел из машины.
— Извините, — спохватившись произнёс Дима, поспешно распахивая свою дверь и выходя из машины. Они оказывается уже подъехали к офису.
По инструкции, он должен был после остановки автомобиля, выйти из машины, осмотреться, и убедившись в безопасности, открыть дверь для выхода клиента.
«Голова совсем не тем забита! Совсем соображать перестал!» — раздражённо подумал про себя Дима.
Он с бизнесменом вошли  в офисное здание. Дима кивком головы поздоровался с охраной на входе, вызвал лифт. Они зашли в лифт, Дима нажал нужную кнопку этажа. В кабине кроме них никого не было. Бизнесмен внимательно посмотрел на Диму и спросил:
— Всё нормально у тебя?
— Да, всё нормально. В машине задумался просто, виноват.
— Ничего, — сказал бизнесмен.
«Повезло с боссом», — подумал про себя Дима. – «Нормальный мужик, без «бзиков»», — как сказал о нём Гена, личный водитель бизнесмена.
Они вошли в приёмную. На встречу поднялась секретарша Светлана. По краткой характеристике того же водителя бизнесмена Гены: — «А-а-ф-ф-ф-и-и-генная».
— Добрый день Владимир Сергеевич. Вот новые документы пришли, Потапова я предупредила. А вот эти документы на подпись.
— Хорошо, — ответил босс, и зашёл к себе в кабинет.
Дима как обычно остался в приёмной, и сел в глубокое кресло, недалеко от двери.
Он пребывал в некой прострации. Время – остановилось. Тема его размышлений вот уже который день не менялась. Он просто ни о чём больше не мог думать. А НЕ думать об этом, он тоже не мог. Он понимал: что не выйдет из этого ступора своего сознания до тех пор, пока что-то не изменится. Но, только что должно измениться? Понимал он и то, что «само собой» не изменится — ничего! Значит это «что-то», должен был сделать он. Но что сделать? Поехать, и перестрелять этих всех четверых? Просто «кино» какое-то! Сюжет идиотского фильма, которые так часто стали показывать. В этих фильмах, главные герой с лёгкостью «решают проблемы», убивая своих врагов или там очередных – «злодеев». А как быть в реальной ситуации?
То, что с ним сейчас происходит это — жизнь. Его жизнь. И решить что-либо, также легко, по «киношному», в этой жизни – не получается. Здесь «дублей» не будет. И за каждое неправильное действие, придётся отвечать уже по-настоящему. Да и с пистолетом в свой город его никто не отпустит. Нужно сдать будет. Да и если даже пистолет будет с собой, как можно это сделать?
«Тьфу чёрт! Опять в голове «каша» какая-то!» — раздражённо подумал Дима.
— Может быть чай, кофе? – спросила его секретарша.
Дима посмотрел на неё так, будто до сих пор он в приёмной её не видел. По её удивлённому выражению лица он понял, что он выглядит сильно – «заторможенным», а то и вовсе – неадекватным.
— Да, кофе можно, — ответил он наконец после длинной паузы.
Секретарша сделала в кофемашине кофе. Дима подошёл, взял чашку:
— Спасибо, — поблагодарил он её,
— Не за что, — ответила она.
Он снова поместился в глубокое мягкое кресло. Кофе начало действовать на его ум ободряюще. Мысли становились яснее и отчётливее.
Он пытался разобраться сам в себе. Если он ничего не будет предпринимать, то есть, оставит всё как есть, что будет происходить с ним дальше? Что он будет ощущать? У него просто может «поехать крыша» от всего этого! Он уже проходил подобные периоды в своей жизни, и не так давно. Алкоголь убивает организм медленно, но очень и очень мучительно.
Вывод: значит он должен что-то сделать. Что? Просто избить их? Может переломать им кости? Но он не сможет просто, вот так ломать кости человеку! Он просто – не сможет это осознанно сделать! Нанять каких-нибудь «отморозков», чтобы те их покалечили? Для этого нужно приличное количество денег. Ну хорошо, с деньгами вопрос можно решить. Но, где искать этих «отморозков» которые ради денег готовы на идти на всё? А если кто-нибудь из них проболтается? Или попадётся? Надеяться на отморозков – рискованно. Да и потом, их в полумиллионном городе кого-нибудь из них просто может кто-нибудь узнать. И затем выйти на него — Диму. Нет, это всё слишком рискованно, значит это – не подойдёт.
Можно попробовать через Фишера достать пистолет. У Фишера много знакомых рэкетиров из бригады. Вайс, так этот просто закадычный его друган. Но Фишер просто так не будет помогать. Он потребует всё рассказать. А если он узнает о его намерениях, то не станет помогать с пистолетом. Разобраться с ними самим – вот что он предложит. А это значит: он подставит Фишера. Фишер так это дело не оставит. Нет! Но какое он имеет право впутывать в это всё Фишера, подставлять его, по сути. Да и потом, из-за кого? Ведь Лена Тополёва по сути, даже ему, Диме — никем не является, да и никогда никем не являлась. Нет. Фишера впутывать в это дело он не вправе. Даже если удастся правдами или неправдами достать пистолет. Где гарантии что этот пистолет будет «чистым», то есть что из него не убивали уже? По пистолету могут выйти на него. Даже если он его потом выбросит.
Значит нужно что-то делать самому, не рассчитывать ни на кого. Так безопаснее. Но что делать? Просто избить уродов, и всё? Дима попробовал представить себе эту картину. Он ведь даже ногами никогда никого не бил. Ведь это не просто – сильно избить человека. Ну, хорошо, ударит он несколько раз ногой, после того как «вырубит». Что дальше? Эти несколько ударов, как-то исправят ситуацию? Ему станет – легче? А ей? Потом, нужно ведь найти место, где у него будет какое-то время для того, чтобы избить каждого из них, причём без свидетелей. И «пригласить» каждого туда. Дурдом какой-то! Даже, если предположить, что всё это – произойдёт, это что, сделает их лучше? Они больше никого не обидят, и не изнасилуют? «Интересно, а Лена единственная кого они изнасиловали, или нет?»
Как только он вспомнил Лену, воображение стало рисовать в его уме жуткие картины. Его сразу бросило в жар, то ли от кофе, то ли от всего вместе. В голове застучало. Сердце «забу́хало».
«Убью уродов! Ножом убью! Всех! Ничего они уже не сделают больше! Всё!» Кроме этого, ничего не могло прийти ему в голову, что хоть как- то ого ум.
Сердце постепенно стало стучать тише. Стук пульса в голове постепенно перестал быть ощущаемым. Дима допил кофе, и осмотрелся, как будто находился в этой приёмной в первый раз. Мозг взбодрился успокоился. Как будто думать и беспокоиться было уже не о чем.
«Интересно, смогу ли я это сделать? И как, если смогу? Ножом! Каждого. Я не вижу никаких других возможных вариантов — наказать их! Больше – никаких!»
Он сидел, и практически ощущал течение времени. Времени – бездействия.
Всё ещё оставался вариант – не предпринимать ничего. Дима стал его осмысливать: как он будет жить дальше с этим, что он будет делать с той «грязью», которая поселилась и заполнила его всего изнутри. Всё его сознание. Это не давало ему думать ни о чём больше.
— Можно я позвоню? – спросил он секретаршу встав, и кивнув на телефон.
— Да, конечно, — ответила секретарша.
—  Он взял трубку, и по памяти набрал номер своего напарника, с которым они посменно охраняли босса. Через пару гудков в трубке послышался голос напарника: «Да».
— Анатолий? Привет.
— Это ты Дим? Привет. Всё нормально? – узнал его напарник.
— Да, всё хорошо, — ответил Дима. «Это у меня-то всё хорошо?» — подумал он.
— Послушай, у меня тут ситуация личного характера возникла. Мне бы нужно отъехать… На некоторое время. Ты за меня поработаешь пока меня не будет?
— Хорошо, давай поработаю. Ты надолго? – спросил напарник.
— Даже не знаю. Но я на связи буду, если что, — ответил Дима.
— Ну хорошо, не вопрос. Мне когда, завтра выходить на работу? – спросил Толя.
— Да, давай с завтрашнего дня, — ответил Дима.
— О-кей. Ты только директора «ЧОП-овского» предупреди нашего, хорошо?
— Да, конечно, я позвоню скажу ему, чтобы он в курсе был, — ответил Дима. – Спасибо Толь.
— Да ладно, какие проблемы. Домой едешь?
— Домой, — ответил Дима.
— Ну ладно, договорились. Я завтра выдвигаюсь.
— Да. Спасибо ещё раз. Я на связи, если что.
— Счастливо съездить, — пожелал напарник, и повесил трубку.
«И тебе счастливо», — подумал про себя Дима.

Оставшийся день, Дима пребывал в спокойном состоянии. Как будто что-то уже решилось само собой. Ближе к вечеру, сопроводил босса домой, и поехал к себе в Подмосковье.

СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА 2

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.