Часть V (заключительная)

            — ВЕРНУТЬСЯ В ОГЛАВЛЕНИЕ —

— ПЕРВАЯ ГЛАВА.

ГЛАВА ВТОРАЯ

ГЛАВА ТРЕТЬЯ (ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ).

                     ПЕРВАЯ ГЛАВА.

                                                                (Ноябрь 1998 год, г. Рязань).

Фишер смотрел как Ксюха готовит на кухне салат. Она быстро и умело нарезала овощи.
— Здо́рово у тебя получается, — отметил он.
— На второе что будешь? Что приготовить? – спросила Ксюша. – Мясо есть какое? Или рыба?
— Нет. Я мясо больше не ем, — ответил Фишер.
Ксюша посмотрела на него удивлённым взглядом.
— Почему? – спросила она.
— Потому что это неправильно!.
— Что неправильно? – не понимая спросила она.
— Последние исследования учёных-биохимиков: мясо в любом приготовленном виде — вредно, — ответил Фишер.
Ксюша с ещё большим удивлением посмотрела на него.
— Хм. Я всё больше и больше тебе удивляюсь! – сказала она.
— А я – тебе, — ответил Фишер. – Ты вот, мединститут почти окончила, а что можно есть, а что нельзя – не знаешь!
— Мясо это полезно. В мясе полезных веществ очень много. Там витамины группы «В», железо, незаменимые аминокислоты…
— Садись, «два»! – прервал её Фишер. – Раньше, это когда ещё мединститутов не было, и народ не знал, что «мясо – это полезная еда», в некоторых странах, приговорённых к смертной казни, кормили исключительно — одним мясом. И через месяц, этот «чел», «копыта протягивал» от твоей «полезной еды», с витамином группы «В». Наверное, приговорённый к казни, просто не в курсе был того, насколько это «полезно», поэтому – умирал. А это, между прочим, исторический факт! Ваших «преподов» из мединститута, физиологов-диетологов, нужно самих на мясо сдать, вместе с их мозгами «аминокислотными». Чтобы они в головы бедным студентам – будущим медикам всякую муру не заносили. А тебе, если не хочешь, чтобы тебя за твою неграмотность пациенты не проклинали, нужно последние исследования учёных-биохимиков изучать. А не преподавателей слушать, которые информацией – пятидесятилетней давности владеют в совершенстве.
— Ладно, не хочешь мясо есть, не ешь, — сказала Ксюша.
— Правда? Можно не есть? Ну спасибо что «разрешила», — иронично заметил Фишер. – Что пить-то будем, — спросил он, открывая шкаф.
— Давай вино будем. Ничего крепкого.
— Отличный выбор. Просто отличный! – согласился Фишер, рассматривая бутылку коньку.
— Я сейчас приду, — сказала Ксюша и вышла из кухни.
— Отличный выбор, — продолжал рассуждать Фишер, – Вино так вино. Как скажешь дорогая, — одновременно он открыл бутылку с коньяком, сделал несколько глотков, снова закрыл и поставил в шкаф. Покачав головой от удовольствия, продолжал:
— Отличный выбор! Чего, я спорить буду что ли? Вино, так вино, — он вынул бутылку с вином, и поставил на стол.
Ксюша вернулась в кухню, со слегка подведёнными глазами. Фишер налил в бокалы вино. Ксюша взяла бокал и сказала:
— Ну что, за встречу?
— За неё, — согласился Фишер, и отпил полбокала.
Ксюша тоже сделала пару глотков из своего бокала, поставила на стол, и взяла дольку апельсина.
— Слушай, — начала она, — наши на выходные на турбазу собираются, на два дня. Может съездим?
Фишер, жуя спросил:
— Кто это — «наши»?
— Ну, четверо из нашей группы. Потом ещё несколько человек с нашего факультета. Все с института. В общем, человек пятнадцать собираются ехать.
— Они что, все парами едут? – спросил Фишер.
— Нет. Там только Танюха с Виталиком парой будут. А остальные так, сами по себе. Просто вместе учимся, ребята, девчонки. Мы так часто ездим.
— Скажи, а ты со своими бывшими, ну или бывшим, тоже ездила так большой компанией отдыхать? – спросил Фишер.
Ксюша недоумённо посмотрела на него.
— А при чём здесь — «бывший»? Причём здесь вообще это?
— Это принципиальный вопрос, — неожиданно сказал Фишер.
— Да мало ли куда я и с кем ездила? Какое это имеет значение? Я сейчас ни с кем не встречаюсь, кроме тебя.
— Ну а раньше, когда встречалась. Вы ездили также большой компанией отдыхать куда-нибудь? Ответь, это важно, — снова спросил Фишер.
Ксюха недовольно посмотрела на него.
— Ну ездили, и что? Что здесь такого? Мы так с первого курса большими компаниями ездим отдыхать.
— Но ты ведь была со своим парнем, в этой большой компании? Правильно? – уточнил Фишер.
— Ну была, и что? Это ведь раньше было. Я с тобой тогда знакома не была, — ответила Ксюша, всё больше не понимая, к чему именно клонит Фишер.
Фишер с громким звоном положил вилку в тарелку:
— Это неправильно!
— Что неправильно? – не понимая спросила Ксюха.
— Смотри. Вот ты красивая девушка. Нет, извини, очень красивая девушка, — начал Фишер.
Ксюша опустила глаза в тарелку и улыбнулась.
— Так? Так, — ответил он за неё. – Это значит, что ты нравишься почти всем парням. Ну, нормальным парням. А значит, что каждому второму, или третьему, ты — очень сильно нравишься. Так? Так. А некоторые из тех кому ты очень сильно нравишься, на тебя — конкретно «запали». Ты понимаешь, будет очень неправильно, если ты находясь в их обществе, будешь демонстрировать им свои близкие отношения с кем-то другим, понимаешь?
Ксюша не понимая смотрела на Фишера, моргая большими ресницами.
— Ну я же с ними не встречаюсь, — ответила она.
— Ты знаешь, а им от этого совсем не легче, что ты с ними НЕ встречаешься. Им, скорее всего, как раз хотелось, чтобы ты встречалась именно с ними, а не с кем-то ещё. Ладно, пойдём другим путём. Вот, например, я учусь с тобой в группе. Или в соседней, не важно. И я на тебя сильно «запал». Ну, как сейчас, например. Но выгляжу я по-другому. Лицо другое, и сам я не — тот. А ты, тем временем, с кем-то встречаешься. И мы вместе, большой компанией едем на турбазу отдыхать. И я, нахожусь в полном понимании того факта: где ты, с кем ты, что ты с ним делаешь… Я, разве только не знаю сколько раз подряд ты ЭТО делаешь с ним. А теперь подумай: что я буду чувствовать, ЗНАЯ ВСЁ ЭТО??!! Ты понимаешь, что это очень «Бо-бо!», — Фишер ткнул пару раз себя большим пальцем в область сердца. – Или ты не понимаешь?
— Ну, ты же — со мной поедешь? – недоумённо сказала Ксюха.
Фишер посмотрел куда-то в пол, и ещё раз произнёс:
— Не понимаешь.
Фишер откинулся на спинку стула, и продолжил:
— Слушай, я что-то не пойму. У вас там в мединституте, после того как вы начинаете трупы препарировать, что, совсем «понималка» атрофируется что ли? Ведь, человек, когда он ещё живой, даже немного, он ведь – отличается, от того, кто — уже ничего не чувствует? Чуть-чуть отличается. Живой человек, он — чувствовать может. Нельзя демонстрировать свои близкие отношения с другим тем людям, которым ты очень нравишься. Этого нельзя делать. Потому что никто не имеет права делать другим больно! Даже не специально.
— Я не понимаю, я что, обо всех думать должна, что ли? «А как этому будет, а как тому?», так что ли? – возмущённо сказала Ксюха.
— Нет. Ты не должна думать обо всех и о каждом. Ты должна думать только о себе. Точнее, о своих действиях. Чтобы совершая свои естественные телодвижения, ты не делала никому больно. Этот мир не так просто устроен. И если ты, даже не хотя того, или не намеренно делаешь кому-то больно, то это просто так «прокатить» — не может. Просто так – не «прокатит»! И это однозначно. Я это точно знаю!! Ничего так просто не проходит, ни то что с нами было, ничего что мы сами сделали. Иначе жизнь была бы слишком простая, как у муравья. А жизнь, это — ни-фига не простая штука. А это значит то, что мы когда-то и кому-то сделали, специально, или не специально, будет на нас влиять определённым образом. И хре́на ты мне – обратное докажешь!
— Я что-то не поняла! А ты сам то что, такой — «святой» что ли? Ты кто, чтобы мне такие «лекции» читать? Ты сам-то, в целомудрии в полном живёшь? – почти с гневом спросила Ксюха. Было видно, что рассуждения Фишера сильно задели её.
— Кто в целомудрии, я? Не-ет! Я из той области, которая находится в диаметрально противоположном направлении от святости. В диаметрально противоположном. Но, понимаешь? Когда я учился, я знал: кому я нравлюсь из девчонок, кому — сильно нравлюсь. А кто из них на меня конкретно «запал», это — видно. Но я никогда не делал так, чтобы кто-то из них мог знать: где я, что я и с кем я ЭТО делаю! Понимаешь? Никто из них не знал об этом. И тем более, я ни — кем из них не воспользовался для своего «развлечения».
— То есть, ты хочешь сказать, — начала Ксюха, — что они всё это время пока с тобой учились, считали что ты вообще: ни с кем и никогда? Так что ли они по-твоему думали о тебе? Ты это серьёзно?
— Да не важно, что они обо мне думали. Человеку нельзя запретить думать. Важно то, что они не знали о том, что однозначно сделало бы им очень — больно! Вот что важно. Ты вообще, понимаешь о чём я говорю, или нет? Ты никогда не слышала о том, что некоторые люди режут себе вены. Некоторые прыгают с крыши чтобы разбиться вдрызг! Другие просто «сохнут» молча. Некоторые уже «высохли». Ты… Да если бы только знала, КАКИЕ парни мимо вас проходят! Проходят мимо только по одной — единственной причине: потому что вы в это время, с кем-то — «кувыркаетесь», чуть ли не на глазах у всех. Во всяком случае: все об этом – знают! А потом, можно слышать восклицания от женщины: «Да сейчас нормального мужика не найдёшь! Где они, нормальные мужики?» Да мимо, мужики нормальные прошли, в то время, когда они «ёрзались» с кем-то, и всем об этом – известно было. МИМО! Если мужики – нормальные, то — МИМО! Мимо тех, которые себе «нормального» мужика хотят найти и выбрать, исключительно – «экспериментальным» методом.
— Я что-то не поняла, ты мне что, мораль читаешь что ли? – спросила с возмущением Ксюха.
— Я тебе её — уже прочитал, — ответил Фишер. – Я и не думал, что тебе надо мораль читать. Я думал тебе и так должно было быть понятно то о чём я сказал сейчас.
— То есть, по-твоему, я – аморальная? Так что ли?
Фишер многозначительно посмотрел на неё.
— Мы все – аморальные. За о-о-о-ч-чень редким исключением, разве что. Почти все.
— Я не поняла, ты вообще, что хочешь? – спросила она недовольно.
— Я? – удивлённо спросил Фишер, подняв брови, — я ничего не хочу. – Я вообще, человек – самодостаточный. У меня и зависимостей всего: одна – две, максимум.
— Так может мне тогда вообще уйти? – спросила Ксюха.
Фишер с удивлением посмотрел за окно на дорожку, затем на Ксюху, и сказал:
— Как хочешь, — и повернулся в окно.
Ксюха встала и вышла из кухни. Фишер сидел, и продолжал бесцельно смотреть в окно. Ксюха взяла из комнаты сумку, пришла с ней в коридор и начала складывать в неё свои вещи. Фишер никак не реагировал. Потом она прошла в ванную, и стала собирать свои принадлежности: зубную щётку, разные лосьоны, ещё что-то.
«А вот это уже серьёзная заявка, — подумал про себя Фишер. – Если протянуть ещё пару тройку минут, то может быть уже — поздно. Надо подумать: разрывать с ней? Или нет? Если рвать, то — сейчас. А может не надо? Но она не понимает — таких элементарных вещей?! Блин, всего пара минут осталась… Надо срочно подумать!».

Ксюха собрала в ванной все свои принадлежности, и сложила их в сумку. Затем стала обуваться. Фишер внимательно прислушивался, глядя при этом в окно. Ксюха обулась, сделала паузу в несколько секунд. Фишер не реагировал. Зазвенели ключи, выложенные ей на полку. Она открыла дверь, вышла, и захлопнула её за собой.
«Ну вот, кажется — подумал», — сделал про себя вывод Фишер. Он привстал, посмотрел за окном вниз. Ксюха вышла из подъезда, резко посмотрела вправо, потом также резко повернула голову и пошла быстро в сторону улицы. Фишеру почему-то стало жалко её.
«Нет, пусть уж сейчас, чем потом. Всё».

Фишер встал, открыл шкаф, достал бутылку с коньяком, налил полстакана, и не торопясь выпил, даже не поморщившись. Нажал кнопку воспроизведения музыкального центра. Задумчиво пошёл в коридор и встал посредине. Затем прислонился лбом к стене, и проговорил:
— М-м-м-м, Ксюха-Ксюха! – Потом посмотрел на потолок, и произнёс, — Что же вы такие дуры-то все, бабы!? – Затем подумал немного и добавил, — Не, ну не все конечно, — потом ещё немного подумал, посмотрел в зеркало и добавил, — Наверное.

Зазвонил мобильный телефон. Фишер взял трубку, нажал приём и серьёзным голосом ответил:
— Приёмная ФСБ, слушаю вас.
В трубке кто-то задумался, и через две секунды послышались короткие гудки.
— Испугались, — грустно констатировал Фишер, глядя на мобильник.
Через минуту, телефон снова зазвонил.
— На проводе, — сказал на этот раз Фишер в трубку мобильного телефона.
— Фишер, это ты что ли? — в трубке послышался голос Вайса, и потом его громкий смех. – Блин! Ты «затрахал» уже своими приколами, — смеясь сказал Вайс.
— Ага-а-а! Что, испугался? Шпана рощинская! Ничего-ничего, тебе — полезно! Чтобы не расслаблялся сильно.
— Чем занимаешься? – спросил Вайс.
— Как обычно, прикалываюсь, как видишь. А ты где сам-то?
— Мы в «Чарли». У Шульца день рожденья обмываем. Вот он кстати…
В трубке послышался голос Шульца. Шульгин (Шульц) был с Вайсом из одной «бригады» (ОПГ — прим. автора).
— Здоро́во Фишер, как дела у тебя?
— Нормально. Сколько тебе там «натикало»?
— Двадцать пять «ёбн..ло»!
— Ух и ни шиша себе?! А ты уже — старый пень! – удивился Фишер.
— А тебе-то сколько? – спросил Шульц.
— В августе, э…, двадцать семь в августе было, — ответил Фишер.
— Ничего себе! А я значит — «старый пень», да?
— Ну двадцать семь, это по пачпорту, — через букву «ч» произнёс Фишер, — А в душе то, где-то –на пятнадцати «застряло». Больше чего-то не взрослеет никак.
Шульц засмеялся.
— У меня где-то также по ощущениям.
— Ну тогда что, по-стакану, и в школу не пойдём?
— Давай. Подъезжай в «Чарли», отметим. Тут «тёлки» манерные есть.
— Это они только с виду такие. Не обращай внимание, — сказал Фишер.
— Типа, ты подъедешь, сам на них внимание обратишь?
— Ну да. Чего тебе подарить на день варенья? Вот, у меня мишка плюшевый от хозяев остался. Ничего? Нормально будет?
— Не, не, не надо лучше, — смеясь ответил Шульц, — лучше так приезжай, без подарка.
— Ну, не хошь, как-хошь. Тогда ты без подарка будешь. Всё, через полчаса буду.
— Давай, ждём. Чего тебе заказать на кухне? – спросил Шульц.
— Закажи мне… — Фишер задумался на пару секунд, — на первое: медленный танец. А дальше- по ситуации.
— Хорошо, — смеясь ответил Шульц, — сделаем.
В трубке послышался голос Вайса: «Ну чего он, едет?». Потом уже громко в трубке:
— Ну ты чего, выезжаешь?
Да. Всё, уже обуваюсь.
— Всё, давай ждём.
Фишер вышел на улицу. Накрапывал маленький дождик.
— Опять осень. Потом зима будет. Каждый год одно и то же. Как же всё уже это — зае..ало!! Каждый год! Одно и тоже!

СЛЕДУЮЩАЯ ВТОРАЯ ГЛАВА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.