Часть вторая. «Как солнечный зайчик».

            — ВЕРНУТЬСЯ В ОГЛАВЛЕНИЕ —

— ПЕРВАЯ ГЛАВА.

— ВТОРАЯ ГЛАВА.

— ТРЕТЬЯ ГЛАВА — «Как развить скорость и силу?»

— ЧЕТВЁРТАЯ ГЛАВА — «Бикс».

— ПЯТАЯ ГЛАВА — «Жить здесь и сейчас, что это значит?»

— ШЕСТАЯ ГЛАВА —  «Почему люди влюбляются друг в друга»

— СЕДЬМАЯ ГЛАВА — «Эльмурад»

— ВОСЬМАЯ ГЛАВА —  «Человек это — СОЗНАНИЕ»

 


                     ПЕРВАЯ ГЛАВА.

 

 Дима уже полгода снимал половину частного дома в Подмосковье , в западном направлении. Устроился работать в Москве охранником в офисный центр какой-то приличной фирмы. В охрану офиса набирали только молодых и крепких парней . Преимущество отдавали спортсменам единоборцам — разрядникам. Поэтому платили вполне прилично. Его, как боксёра — разрядника взяли сразу.
Дима был прав. Полностью сменив окружающую его обстановку, где абсолютно ничего ему не напоминало о прошлом, он почувствовал явное улучшение состояния. Жизнь, как будто бы, началась заново. Ничего из того что он видел, не могло оживить его прошлую память, в которой он мог бы погрузиться в болезненные воспоминания.
Посёлок, в котором он снимал половину частного дома находился рядом с железнодорожной станцией. До Москвы можно было добраться за 30 — 40 минут. По московским меркам это не очень долго.
Во второй половине дома с отдельным входом, жила семья приезжих таджиков с детьми.
Посёлок окружал лес. После жизни в городе, жизнь здесь показалось ему просто — чудом. По ночам на небе были видны звёзды. В городе, из-за искусственного освещения, звёзд в ночном небе видно не было. Дима и забыл, когда последний раз он видел звёзды на ночном небе.
На участке рядом с домом росли яблони и сливы. Дима купил большой боксёрский мешок, и повесил рядом с домом на одну из яблонь. Всё было ровно так — как он и хотел, и даже лучше. Работа много времени не занимала. Свободное время активно занимался физкультурой, занимался на боксёрском мешке, поддерживая спортивную форму.
Так прошёл почти год его новой жизни в Подмосковье. Наступил 1995 год. Встречать новый год ездил в родной город. У Фишера всё было как обычно. Он часто проводил время в ресторанах и кафе с Вайсом.
Вернувшись в Москву после Нового года, Дима перешёл работать в личную охрану. Охранял какого-то довольно успешного бизнесмена, который ездил со своим водителем в «Мерседесе». Бизнесмен в основном работал в офисе, и лишь иногда ездил к себе на дачу. Так что работа была не слишком сложная. Тем более что работал Дима через день, меняясь с другим личным охранником.

Так прошёл и следующий, 1996 год. Наступил 1997-й. Дима всё чаще начал чувствовать, что в его новой жизни чего-то не хватает. Но новых знакомств не заводил. Он чаще начал вспоминать прошлое, как проводил время учась в институте. Всё чаще из памяти возвращался образ Лены. Всё также, это приносило сильное тяжёлое болезненное ощущение. И эти воспоминания теперь всё дольше оставались с ним. Оставалось какое-то ощущение потери и пустоты в душе. Дима стал снова периодически снимать это ощущение алкоголем. Сам того не заметил, как перерывы от алкогольных «возлияний» были только на время работы.

Наступил март 1997 года. Солнце стало растапливать снег. Работать в перерывах между злоупотреблением алкоголем было всё тяжелее. И Дима взял две недели отпуска. Он не поехал в родной город, а остался у себя в Подмосковье.
Через 10 — 11 дней после начала отпуска, Дима обнаружил, что всё это время о очень плотно пил. Деньги кончились. Состояние было таким, про которое говорят — «никакой». Просто ужасное состояние происходило потому, что у человека, который злоупотребляет алкоголем в течении нескольких дней, особенно если при этом мало, или совсем не ест, сердечная мышца (миокард) начинает работать на энергии которую получает в результате переваривания спирта, который содержится в алкогольном напитке, а не глюкозы от еды как обычно. Когда человек после длительного злоупотребления алкоголем прекращает употреблять алкоголь, то сердечной мышце нужно некоторое время, (по разному, около двух — трёх дней) для того чтобы снова начать работать (сокращаться) на энергии, которая получается в результате от расщеплении глюкозы. Во время такого «перехода», если организм не получит новую порцию алкоголя, то сердце — просто начинает останавливаться, вплоть до смертельного исхода. Дима не принимал алкоголь уже больше суток. Значит «топливо» на котором работало сердце практически закончилось.
Четыре часа утра. Спать Дима не мог. Дима знал про эту проблему. Алкоголь закончился. Денег тоже не было. Сердце реально начало останавливаться. Болело — просто всё, весь организм. Для того чтобы сделать каждый вдох, нужно было прилагать осознанное усилие воли. Из-за недостаточного кровоснабжения, началось кислородное голодание мозга. Как результат начали появляться галлюцинации. «Вот что называется допиться до чёртиков!».
Была жуткая слабость. Сильно хотелось спать. Но как только он закрывал глаза и он проваливался в болезненный сон, тут же появлялись жуткие существа. Ему приходилось прилагать усилия, для того чтобы открыть глаза. И только тогда ужасные существа исчезали.
«Только бы галлюцинации не начались с открытыми глазами, это будет кошмар, «белая горячка», тогда всё»!
Вдруг, он почувствовал, что как будто по сердцу со всей силы ударили молотком. «Это что — уже всё?» — мелькнуло у него в голове. Но прошло несколько секунд, а он всё ещё ощущал сильную боль во всём теле из-за недостатка кровообращения и как следствии — сильного кислородного голодания всех клеток организма. Сознание охватывал ужас, который он никогда не испытывал раньше. Было ощущение, что его мозг стал работать отдельно от него, независимо, как неподчиняющееся ему — существо! Появилось ощущение полной безысходности и ужаса. «Нужно срочно принять немного алкоголя. Только тогда сердце начнёт снова качать кровь. Надо дождаться открытия магазина, дойти до него и попросить пива или водки в долг. Продавщица его знала. Если не дадут…?» Было страшно даже представить, что может случиться, если он не выпьет хотя бы немного. У него может просто отказать сердце. Могут появиться сильнейшие галлюцинации – это будет «белая горячка». Могут просто отказать ноги. Дима слышал о таких случаях. Когда кровь перестаёт поступать в ноги, нервы отмирают, и наступает паралич. Это же надо было так допиться?!
Дима понял, что закрывать глаза просто нельзя. Так как сразу наступают жуткие галлюцинации. Он с большим трудом сел на кровать. Нужно было пересесть за стол, там была вода. Встать не получилось. Он закрыл глаза: «Только не это, только не ноги!». Он опёрся одной рукой о стул, другой о спинку кровати. Он вставал около полуминуты. Еле-еле встал. Так и держался стоя за спинку стула, другой рукой уперевшись в стену. Постояв несколько минут, понял, что обязательно нужно попробовать идти. Сделав два шага с огромными усилиями подошёл и сразу опёрся на стол. «Фу, кажется хожу» — подумал про себя Дима. Но нужно было ещё дойти до магазина! Перейти через шоссе, не попав под машину. Дима стал медленно делая по одному шагу перемещаться вдоль стола, опираясь на него обеими руками. Вперёд, теперь назад. Сделав так в общей сложности несколько шагов, он с трудом, боясь упасть, сел на стул. Был весь мокрый от холодного и липкого пота.
Через два часа он мог сделать уже несколько шагов, не держась ни за что. Значит есть надежда дойти до магазина.
«Лишь бы дали хотя бы пиво в долг. Как же стыдно просить! Дожил! Никогда не думал что я могу так опуститься! С другой стороны — могу и не дожить.» — снова подумал Дима.
За окном уже рассвело. Дима стал с огромным трудом одеваться. Побрить выросшую за несколько дней щетину на лице совсем не было сил. Он медленно вышел во двор. Постоял немного, подышал свежим утренним воздухом, и медленно пошёл. Дойдя до шоссе долго не решался перейти. Мозг никак не мог вычислить скорость приближающейся машины, и время, когда она подъедет. Наконец все приближающиеся автомобили проехали, и он благополучно перешёл шоссе. Дима обливался холодным потом. Это несмотря на то, что ночью были заморозки.
В маленьком частном магазине работала продавщица лет шестидесят. В зале кроме Димы был ещё один покупатель. Дима стал ждать, когда покупатель уйдёт. При нём было ещё неудобнее просить отпустить в долг. Он чувствовал себя и так — более чем унизительно. Слабость была жуткая. Сердце болело, и при этом часто колотилось, как будто из последних сил.
«Если не выпью хотя бы немного — точно сдохну. Ещё назад надо как-то дойти», — подумал Дима.
Наконец покупатель расплатился и пошёл к выходу. Дима подошёл к кассе, где стояла продавщица, и тут в магазин зашёл ещё один покупатель. Откладывать свою просьбу было уже поздно.
-Здраствуйте, поздоровался Дима с продавщицей. — Вы не могли бы мне отпустить пива (он указал на полуторалитровую бутылку) в долг, но только деньги я через два дня смогу занести, — с трудом выдавил Дима.
— Нет! Ничего я в долг отпускать не буду! — ответила сразу и зло продавщица. Всё это прозвучало для Димы как приговор.
— Извините, — тихо только и смог сказать он, и направился тяжело дыша к выходу. Жар вместе с потом сильно пробил в голову.
Неизвестно что больше его убивало: то ли понимание падения своего чувства достоинства которое он уронил до «некуда» прося в долг. То ли страх ближайшего будущего и пребывание в жутком состоянии, и возможной остановки сердца и страх смерти.
Выйдя из магазина, Дима остановился, и взялся за перила, встал глядя на шоссе, по которому шумно проезжали машины. Сердце бешено колотилось. В голову что-то накатывалось неприятное волнами. В глазах попеременно стали появляться тёмные пятна.
«Похоже, что-то будет совсем — ужасное», — подумал Дима.
— На, возьми. Отдашь когда сможешь. – Дима только что увидел стоящего рядом с ним покупателя, который был свидетелем его неудавшейся просьбы в магазине. Он протягивал Диме крупную купюру.
— Моя дача почти напротив тебя четырнадцатый дом. Когда будут деньги отдашь. Алкоголь постепенно за пару дней сведи на «Нет». В аптеку доберись, аспирин купи и выпей. Валидол можешь, валерианки можешь тоже взять. И обязательно ешь чего-нибудь, и спи.
— Спасибо, я через два – три дня занесу, — ответил с трудом веря своему счастью Дима.
Мужчина, уже уходя слегка махнул рукой.
Кое-как дойдя до дома, Дима открыл бутылку водки, налил граммов пятьдесят. Руки от слабости ходили ходуном. С трудом взял рюмку двумя руками чтобы не расплескать, и выпил.
Спустя три — четыре минуты сердце стало работать ровнее. Наконец почувствовал, что перестал задыхаться. Не нужно было больше прилагать большие усилия, для того чтобы просто сделать вдох. Мысли начали слушаться, и двигаться в том направлении в котором он их направлял. Постепенно, вместе с нормальным кровотоком, энергия начала возвращаться во все органы. Всё тело и органы наконец переставали болеть.
«Даже не представляю что было бы, если… Всё, надо восстанавливаться. Хватит экспериментов со здоровьем! Это уже не шутки! Это не простое похмелье. Так и сдохнуть реально можно!».

————————-

 

Через три дня, кое как придя в норму, Дима вышел на работу.
Выглядел он действительно, мягко говоря — не важно. Последние несколько дней запоя, он почти ничего не ел. Взвесившись, он с удивлением обнаружил, что за две недели, потерял девять килограммов! И это при том, что до этого момента у него — вообще не было лишних килограммов.

С момента того последнего, трудного похода в магазин, прошло пять дней. Вечером, возвращаясь с работы, Дима позвонил в звонок на заборе участка напротив дома номер четырнадцать. Эта дача действительно находилась почти напротив дома который он снимал. Через минуту, дверь открыл тот мужчина, который его сильно выручил очень необходимыми деньгами. Тот был в спортивном костюме. На вид ему было лет 35 — 40. Видно, что был спортивного телосложения.
— Здрасьте. Это я вот, занёс. Спасибо большое, — сказал Дима протягивая деньги.
— А, привет. Ну как самочувствие? Ну сегодня получше, получше. Я даже тебя не сразу узнал, — ответил сосед слегка улыбаясь. Заходи, — он приоткрыл дверь.
— Да нет, мне идти надо.
— Ну, как знаешь. Я видел у тебя во дворе мешок боксёрский висит. Занимаешься? — спросил сосед.
— Да, в последнее время как-то времени не особенно было, — ответил Дима.
— Это я понял, — также улыбаясь сказал мужчина. — А то заходи как-нибудь, поспаррингуемся, а? Перчатки боксёрские у меня есть.
Дима коротко бросил взгляд на мужчину, как бы оценивая.
— Да я сейчас не в форме. Через недельку – другую если только, — ответил Дима.
— Ну давай. Как захочешь — заходи, звони. Да, меня Олег зовут, — протягивая руку сказал мужчина.
— Дима, — протянул руку в ответ. — Хорошо, я зайду на днях.
«Интересный мужик, — подумал Дима. — Интересно, что он представляет собой — как боец? Ну да ладно, посмотрим. А ведь фактически он меня от возможной смерти спас. Если бы он денег тогда не дал, неизвестно что бы со мной было ещё. Могли и ноги отказать совсем. Или…».

СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА 2

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.