Боксёр против борца. Кто сильнее если ставка — жизнь?!

            — ВЕРНУТЬСЯ В ОГЛАВЛЕНИЕ —

«Верховный Господь сказал: «Я — Сила нравственных, стремящихся к победе…» (из «БХАГАВАД-ГИТЫ» («Песнь Бога»))

 

                                       Глава 13

Бузаев вышел из спорткомплекса вместе с двум приятелями — борцами, и остановился у входа. Один из них что-то эмоционально рассказывал остальным. Бузаев и второй приятель слушали и весело смеялись.
Тут, взгляд Бузаева упал на знакомую ему вишнёвую «девятку», в которой сидели два оперативника. Улыбка медленно сползла с его лица. От хорошего настроения после тренировки не осталось и следа. Он снова вспомнил, что уже второй день он выступает в роли – «наживки». ОН(!!) в роли – «НАЖИВКИ»! Он — 110 килограммовый борец!! Его используют для того, чтобы поймать того, кто изменил всю его налаженную, до этого времени — жизнь. Кого он, должен сейчас бояться — больше всего на свете! ОН – БОЯТЬСЯ!!?
Эти мысли не оставили и следа от высокого тонуса после хорошо проведённой тренировки.
— Ну ладно, давайте, поеду я, — сказал Бузаев прощаясь с борцами — приятелями.
— Давай, пока. Во вторник будешь? – спросил один из борцов.
— Да, конечно, позанимаемся, — ответил Бузаев, направляясь к своему «Фольксвагену».

Это «идиотское», по мнению Бузаева положение в роли «наживки», ему — крайне не нравилось!! Это в его успешной жизни, где всё было — устроено и «схвачено». Хорошие деньги, почти родственные отношения с «бригадой» («бригада» — сленг 90 –х годов, означавший – «ОПГ» (организованную преступную группировку) – прим. автора). И вдруг, в одночасье для него всё изменилось. Это выбило его из привычной налаженной «колеи» его жизни. И его это очень сильно раздражало! Раздражало именно то, что он никак не контролирует ситуацию. Ничего, по сути, он изменить — не может! Он привык всё держать под своим контролем. А теперь, остаётся только ждать, причём ждать – неизвестно чего! Полная неизвестность, пришла на смену — спокойному обеспеченному течению его жизни. Бузаева всё это дико раздражало!

Прогрев немного двигатель, он тронул свой «Фольксваген» с места. Проехав мимо машины с оперативниками, он нажал педаль газа, и быстро стал набирать скорость.
— Куда он так рванул?! – спросил оперативник Олег у Егора, быстро заводя машину.
Они поехали за машиной Бузаева. Тот, выехав на проезжую часть улицы, стал быстро набирать скорость. Впереди на приближающемся перекрёстке начал мигать зелёный сигнал светофора. Загорелся жёлтый свет. Бузаев посмотрел в зеркало заднего вида, оперативников ещё не было видно.
— Да пошли вы все!! – выругался Бузаев, нажал педаль газа и успел проскочить на жёлтый свет. Проехав перекрёсток, он ещё прибавил газу, и «Фольксваген» стал быстро удаляться.
— Ты смотри что делает?! – сказал сидящий за рулём Олег. – Куда этот… — «баран» рванул? Он же на́с сначала пропустить вперёд должен!
Оперативники остановились на красный сигнал светофора. «Фольксвагена» Бузаева скрылся из виду.
— Давай, двигай потихоньку, — сказал Егор Олегу, сидящему за рулём.
Олег, не смотря на красный свет, тронулся с места.
— Стой! – крикнул Егор. Олег резко затормозил. Справа, прямо перед ними в полутора метрах, на приличной скорости проскочил грузовик, громко сигналя.
— Всё! Стоим, ждём «зелёного»! — сказал Егор.
Загорелся зелёный свет, и они проехали перекрёсток.
…………..

Дима увидел «Фольксваген» Бузаева, заворачивающий на дорожку позади дома.
Дима глубоко вдохнул резко выдохнул.
— Всё. Работаем, — тихо сам себе сказал он.
Анжелика Варум со своей прилично надоевшей песенкой, до этого момента «звучавшая» в его голове, наконец — замолчала.

Бузаев поставил машину на своё обычное место за домом, напротив окон своей квартиры. Он поставил машину на сигнализацию, и направился по дорожке в сторону угла дома.
Дима, выйдя на дорожку, не спеша, стараясь выглядеть непринуждённо, двинулся в направлении Бузаева. Сердце начало стучать сильнее и чаще.
«Господи, если ты есть, сделай так, как — должно быть!» — неожиданно для себя проговорил мысленно Дима, ощущая наконец — на сколько сейчас для него становится — серьёзная ситуация.

Они постепенно сближались, идя навстречу друг другу. Дима шёл не спеша, и старался не смотреть в сторону Бузавева, чтобы раньше времени не выдать своего намерения. Оставалось метров пятнадцать. «Главное сразу попасть в подбородок». Десять метров. Пять, четыре… Дима поднял глаза наприближающегося Бузаева. Секунда, вторая. Ещё через секунду, Дима сделал резкий боксёрский подскок вперёд к Бузаеву, и разогнал боковой удар правой.

За полсекунды до нанесения удара, Бузаев понял – КТО и ЗАЧЕМ перед ним находится. Он инстинктивно успел пригнуть голову, и летящий удар зацепил его — только по затылку. Бузаев пригнувшись тут же успел схватить Диму за пояс правой рукой.
«Если только борец вас не схватит…» со скоростью мысли промелькнули слова тренера по боксу в голове у Димы. Дима, делая шаги назад, старался оторваться от захвата Бузаева. Он стал быстро наносить удары в голову Бузаева, который пригнувшись, крепко держал его за пояс правой рукой. Дима наносил один за другим удары в голову, но они не потрясали Бузаева! В таком положении невозможно было сильно разогнать массу тела в удар, и плотно попасть в челюсть или в подбородок.
Бузаев стал напирать на Диму. Страшный рёв Бузаева огласил всё вокруг. Это был рёв человека, который понимал, что эти секунды могут быть — последними секундами в его жизни. В этом страшном рёве было: и отчаянье, и ярость, и абсолютное понимание того, что от его действий сейчас зависит — ВСЁ, то есть – ЕГО ЖИЗНЬ! Высшая ставка — без каких либо компромиссов! Ставка на всё!
Бузаев, с рёвом напирая вперёд, попытался схватить Диму ещё и левой рукой. Но Дима вовремя отбил его руку. Дима продолжал наносить удары, стараясь отступая — закручивать в сторону. Но удары не имели должного эффекта! Он вспомнил о ноже. Но в таком положении он не сможет дотянуться до правой штанины, поднять её и вытащить нож! Если бы ножны были примотаны к правой ноге, тогда бы…
«Сколько я ещё продержусь до того времени, когда он бросит меня на асфальт?» — мелькнуло в голове у Димы. Мысли летели с бешенной скоростью. Вспомнились слова Олега:

«Если ты по ходу своей жизни: не желаешь, и никому не делаешь разное «дерьмо», то во время опасности, твой мозг будет работать и анализировать ситуацию в — сотни раз быстрее. Твоему мозгу — ничего не будет мешать, в этом случае. Но это только в том случае, если ты — прав. Твой мозг сам сделает — всё что нужно. Не мешай ему, просто – наблюдай».
Дима не помнил и не осознавал, как его большой палец левой руки сам нащупал снизу на лице Бузаева глазницу, и палец как будто сам надавил ему на глаз. Бузаев отпустил захват, заревел ещё громче, и распрямившись, — схватился правой рукой за глаз. Как только Бузаев отпустил Диму и распрямился, Дима нанёс ему сильный удар точно в челюсть. Следующие плотные четыре удара, заставили Бузаева плюхнуться задом на асфальт возле самого бордюра.
«Вот и всё. Получилось!! Всё!!!»
Тут, неожиданно, из распахнутого настеж окна на третьем этаже, раздался женский крик, перерастающий в отчаянный – истеричный женский визг:
— Леша-а-а! Лёша-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!
Дима поморщился от режущего слух крика. «Это наверное, его жена всё увидела. Всё, хватит! Надо валить отсюда, быстро!» — подумал про себя Дима.

Он развернулся, и быстро зашагал прочь. Он быстрым шагом дошёл до угла дома и свернул во двор. «Пожалуй надо — ещё ускориться», — подумал Дима, и перешёл на бег трусцой в направлении к соседнему дому, где оставил свою машину.
Добежав, он быстро сел за руль, завёл двигатель, и через несколько секунд тронулся с места. Меньше чем через минуту, он выехал на проезжую часть улицы. Он дал газ, и его «ДЭУ», с небольшой пробуксовкой колёс, стала быстро набирать скорость.
— Всё! Хватит! Всё! Я – закончил! — сказал он сам себе.

……………………………

Андрей Изотов сидел за столом на кухне в своей квартире. Вместе с ним была Марина. С ней он был знаком, скоро как — два года. На столе стояла только что открытая бутылки красного вина, и салаты, которые только что, старательно приготовила Марина. Она вообще всегда хорошо готовила.
В коридоре раздался телефонный звонок. Марина посмотрела на Изотова. Он встал и пошёл к телефону.
— Да.
— Андрей, нападение на Бузаева, — в трубку тяжело дышал Егор.
— Где? Когда?
— Возле его дома, только что.
— Он жив?
— Да, практически.
— Что значит – «практически»?! Кто напал? Вы его взяли?
— Нет, он ушёл. Тут…э-э…
— Я сейчас подъеду. Я недалеко, — сказал Изотов и положил трубку.
Марина смотрела на него из кухни. Андрей развёл руками, и покачал головой:
— Ну… никак. Надо съездить.
— Езжай, — сказала грустно Марина.
— Правда нужно. Я постараюсь не надолго.
Он быстро обулся и вышел. Дом, где жил Бузаев находился недалеко. Через десять минут, Изотов уже подъехал к дому. Ему навстречу двинулся Егор. Бузаев сидел на скамейке возле подъезда. Рядом была его заплаканная жена.
— Как он? спросил Изотов, кивая в сторону Бузаева.
— Да вроде нормально. С глазом что-то.
Бузаев, периодически морщась, прикрывал правый глаз ладонью. Тут же рядом стояли три-четыре женщины и двое мужчин, видимо соседи. Одна из женщин — пожилая, качая головой очень эмоционально произносила:
— Ой, что творится, что творится!? И куда только милиция смотрит! Какой кошмар? А-а?! Ужас! Скоро страшно из дома — на улицу будет выйти.
Из-за домов, со стороны улицы послышалась сирена. Через минуту во двор завернул милицейский УАЗик. Изотов подошёл в вышедшим из него патрульным милиционерам, и показал удостоверение.
— Здравия желаю, что здесь случилось, — спросил один из них, кивая в сторону сидящего на скамейке Бузаева.
— Это наш «клиент», — ответил Изотов. – Работаем. Ребята недоглядели немного.
— Помощь нужна какая-нибудь? – спросил патрульный.
— Нет, спасибо, мы сами, ответил ему Изотов. И уже обращаясь к Егору: — Егор, есть какие ориентировки на нападавшего? Дай ребятам, — он кивнул в сторону патрульного.
Послышалась ещё одна сирена. В конце заезда во двор показалась «Скорая». Их машина встала сзади милицейского УАЗика. Впереди выезда на улицу не было. УАЗик оказался запертым, и патрульные милиционеры, вынужденные остаться, махнув рукой стали следить за действиями фельдшера.
Женщина – фельдшер с чемоданчиком. Оперативник Олег указал на сидевшего Бузаева
— Что случилось? – спросила фельдшер.
— Глаз травмирован у парня, — ответил ей Олег.
— Так, покажите.
Бузаев отнял от глаза ладонь. Она стала осматривать.
— Посмотрите вправо. Нет, голову не поворачивайте. Только глазами. Так, теперь вверх смотрим. Сколько пальцев я показываю?
— Два, — ответил Бузаев.
— А теперь сколько? – снова спросила фельдшер.
— Три.
Фельдшер снова показывала Бузаеву пальцы с разных сторон. Потом снова стала смотреть глаз.
— Что-нибудь ещё беспокоит?
— Нет, — ответил Бузаев.
— Вот здесь больно? – спросила женщина-фельдшер нажав пальцем на багровое пятно — синяк, которое было на скуле Бузаева.
— Ай! Нет, не больно.
— Хорошо. Жалобы есть ещё на что-нибудь?
— Нет, нету, — ответил ей Бузаев.
Фельдшер достала из своего чемоданчика тонометр. И стала мерить ему давление.
Изотов, наблюдавший вместе с оперативниками за осмотром Бузаева, обратился к Егору и Олегу:
— Как всё произошло? Почему нападавший ушёл?
— Да этот… — Олег кивнул в сторону Бузаева, — «рванул» от нас. Вперёд нас не пропустил, дожидаться не стал. Мы за ним поехали, из-за этого, чуть на светофоре в грузовик не «врубились», или грузовик в нас…
— Он на него за домом напал, — продолжил Егор. Он там машину оставляет на ночь. Жена его из окна увидела драку, шум подняла. Когда мы подъехали, он уже «готовый» полулежит на бардюре. Я думал – всё, опоздали. Если бы жена его в окно не увидела, шум не подняла бы, то…
— Ну, если жалоб нет, тогда всё, — сказала застёгивая чемоданчик женщина – фельдшер. – Завтра с глазом в свою поликлинику.

Во дворе уже собралось народу около двадцати человек. Отовсюду от подходивших слышалась фраза: «А что случилось? Что произошло?
— Давайте поднимемся к вам в квартиру, — сказал Изотов, обращаясь к Бузаеву.
Они все вместе, и оперативники поднялись на третий этаж. Зашли в квартиру Бузаева. Все вместе прошли на кухню.
— Ты как чувствуешь себя? – спросил Изотов Бузаева.
— Нормально, — ответил он.
Тут вмешался оперативник Олег:
— Ты куда «рванул» от спорткомплекса, а? Ведь всё ясно же было оговорено: пропускаешь нас вперёд, стоишь, ждёшь… Если бы одна, две секунды ещё, и всё, считай что…
— Олег! – прервал его Изотов — Спустись на второй этаж. По соседям пройди, опроси кто — кого видел. Егор, ты — на первом этаже тоже самое. Потом на четвёртый, пятый. А я здесь на третьем соседей опрошу. Чьих соседей окна на ту сторону выходят?
— Соседней — «90»-стая окна назад выходят. А «89»-тая и «92»-ая, окна все во двор, — ответил Бузаев, промокая свой глаз водой из-под крана.
Оперативники вышли.
— Где это всё произошло? – снова обратился Изотов к Бузаеву.
— Там, за домом. Я машину там ставлю под окнами. Я подъехал, машину поставил, закрыл её. А он ко мне навстречу вышёл.
— Откуда он вышел? – спросил Изотов.
— От угла дома шёл. Я там обойти дом должен был, чтобы к своему подъезду через двор пройти. А он мне навстречу вышел.
— А дальше что было, он спросил тебя о чём-нибудь?
— Нет. Ничего не спрашивал. Он когда ближе подошёл, подскочил резко с ударом. Я, пригнуться успел. Он зацепил, — Бузаев потрогал рукой затылок. Я его правой рукой схватил, мы сцепились. Потом он мне в глаз пальцем ткнул, надавил. А потом не помню.
— Так, ясно. Ты его в лицо запомнил? – спросил Изотов.
— Да, я его вот так видел, — Бузаев протянул руку к Изотову.
Изотов посмотрел на Бузаева. Правый глаз у Бузаева опух. На самом глазу был кровяной подтёк.
— Хорошо. Завтра за тобой оперативник заедет. Подъедешь к нам. Я направлю тебя в экспертно – криминалистическое подразделение. Тебе там помогут фоторобот нападавшего составить. А сейчас отдыхай. Всё, до завтра.
Изотов встал и пошёл к выходу.
……………………………………………………………..
Через час после того как Изотов ушёл, в квартире Бузаева раздался звонок в дверь.
— Кто это? – спросила испугано его жена.
— Не знаю. Я открою, — сказал Бузаев, взяв со стола кухонный нож.
— Не открывай! Не надо!! – ещё более испуганно воскликнула жена, схватив его за руку.
Бузаев подошёл к двери, и не заглядывая в глазок встал сбоку:
— Кто там?
— Это я, Олег из пятого подъезда.
Бузаев посмотрел в глазок, и стал отпирать замки.
— Здоро́во, — на пороге стоял парень лет двадцати из соседнего подъезда, и поглядывал на нож, который Бузаев держал в руке.
— Тебе чего? – спросил его Бузаев.
— Я, это, видел, менты приезжали. Мы там около соседнего дома с пацанами стояли — «буха́ли»…
Бузаев нетерпеливо выглянул на лестничную площадку, и никого не увидев сказал:
— Зайди.
Парень зашёл в квартиру, Бузаев закрыл за ним входную дверь.
— Ну, «буха́ли» вы там, и чего? – спросил парня Бузаев.
— Ну, короче, перед тем как «движуха» эта началась, ну там из твоего подъезда кто-то стал выбегать. Вот, там один парень из-за дома вышел, и пошёл, а потом побежал к соседнему дому.
Из комнаты в коридор к ним вышла жена Бузаева.
— Ну-ка, пойдём на кухню, сказал Бузаев парню. И уже обращаясь к жене: — Свет, иди в комнату.
Парень прошёл на кухню, за ним зашёл Бузаев и прикрыл за собой кухонную дверь. Бузаев обратил внимание, что парень смотрит на нож, который Бузаев всё ещё держал в руке. Он бросил нож в раковину.
— Ну, чего ты там видел?
— Этот парень, короче, вышел из-за дома, и пробежал к соседнему. А из подъезда, вроде жена твоя выбежала, и за дом побежала, как раз в это время. Потом ещё кто-то. Ну я и понял, что тут что-то случилось.
— А ещё, видел кого или чего? – спросил Бузаев.
— Да, потом из-за соседского дома «тачка» вырулила. Я таких у нас не видел раньше.
— Что за «тачка»?
— «ДЭУ», у неё задние фары такие полукругом, — парень показал пальцами. — Так вот этот парень, который из-за твоего дома вышел и за соседский забежал, как раз за рулём этой тачки сидел! Вырулил, и по «газам» в сторону улицы рванул.
— Там, точно этот парень сидел? Один?
— Да, он один был.
— А цвет «тачки» какой?
— Тёмно-зелёный.
Бузаев посмотрел внимательно на парня.
— А номер… Номер, ты случайно, не запомнил?
— Запомнил. «726», а вот буквы – не помню. Ни хрена́, ни одной.
Бузаев взял ручку, и записал номер на листке бумаги.
— Хрен с ними, с буквами, — сказал он, аккуратно складывая листок, и засовывая его себе в карман. Затем обратился к парню: – Ты, это, если вдруг там, менты, или ещё кто спрашивать будет, ты не говори пока ничего о том что и кого видел, понял?
— Да нафиг я ментам буду говорить. Я вот тебе сразу пришёл и сказал. Ты, это, Андрюх, двадцатку не одолжишь?
Бузаев открыл кухонную дверь, вышел. Парень вышел за ним. Бузаев порылся в кармане висевшей в коридоре куртки, и достал из кармана купюру в пятьдесят рублей. Протянул парню, и сказал:
— Короче, ты пока ничего не видел. Понял?
— Понял, — ответил парень, заворожено глядя на купюру, — я всё понял.
— Всё, на, — Бузаев дал ему деньги, открыл дверь, посмотрев предварительно в глазок, и выпроводил из квартиры. Затем запер дверь на все имеющиеся замки и запоры.

………………………………….

Дима зашёл в свою квартиру и закрыл за собой дверь. Он стал ходить: из комнаты в комнату, в коридор, на кухню, потом снова по комнатам. Из окна он время от времени посматривал на свою машину во дворе. Адреналина в крови было столько, что он буквально «долбил» Диму по мозгам. Дима даже представить себе не мог, как можно просто сесть на стул и посидеть в таком состоянии хотя бы – минуту! Он снова зашёл на кухню, выпил залпом два стакана воды. Затем пошёл в ванную, умылся холодной водой. И снова стал ходить по квартире, не останавливаясь. Дима почувствовал, что его состояние резко переменилось в — лучшую сторону. Наконец-то всё — закончилось. Больше не нужно никого выслеживать. Колманов – пропал. А может быть его настроение улучшилось от того что он не убил Бузаева? Ведь всё-таки у него сын, жена, и сомнения мучили его на этот счёт? Интересно, а если бы его жена не увидела всё это из окна, то он бы, его – убил? Или нет? Или – да?!
Не хотелось больше об этом думать. Пусть будет так – как есть. В любом случае он закончил. Больше ничего не будет, хватит уже. Всё.
Перед глазами снова и снова прокручивалась череда мгновений его схватки с Бузаевым.
«Прав был Олег. Мозг как будто сам принимает решения что и когда делать. Я даже не думал, чтобы ему в глаз пальцем давить».
И снова перед глазами прокручивались моменты схватки. Этот жуткий рёв Бузаева.
Постепенно осознание приходило к пониманию того, что всё — закончилось. Он сел и почувствовал, что уже давно не испытывал такого душевного спокойствия. «Теперь, наконец – всё!»

СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА 14

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА 12

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.