Глава 23

            — ВЕРНУТЬСЯ В ОГЛАВЛЕНИЕ —

В десять часов утра следующего дня, к закрытым воротам СТО (станции технического обслуживания) подъехали две машины. В первой, серебристой «Тойоте», сидели Фишер и Вайс. За ними следовала ВАЗ «99-ой» модели тёмно вишнёвого цвета, с тёмными — «наглухо» тонированными стёклами.
Ворота СТО, которые были сварены из вертикальных стальных прутьев, теперь были всегда закрыты. Открывал и закрывал их, запуская и выпуская машины, парень, который выполнял роль охранника. Он вышел из небольшой будки наружу, и подошёл к подъехавшей «Тойоте» со стороны пассажирского сидения, на котором сидел Вайс. Вайс опустил окно машины, и спросил у охранника:
— Чего? Работает автосервис?
— Да, работает. А вы договаривались? – спросил парень.
— Я не понял? — Вайс, с изумлением осмотрел охранника с ног до головы? и внимательно посмотрев на него спросил, — Ты что, сомневаешься в том что мы договоримся, что ли?! Ворота открывай!!

Парень понял, что спорить – опасно, и пошёл в сторону ворот.
Ворота, на шарнирах отодвигались в сторону, проходя между двумя направляющими металлическими столбами. «Тойота», за рулём которой сидел Фишер, въехала в открывшийся проезд. За ней въехала вишнёвая «99-ая».
— Стой! – вдруг остановил Вайс. Подожди тут.

Фишер остановил машину. Вайс вышел из «Тойоты», и направился к небольшой будке охранника рядом с воротами. У стены будки стоял металлический лом. Подойдя к будке, Вайс взял одной рукой лом, и поднял, и понёс на плече как — копьё. Вайс стал приближаться к охраннику, который стоял у ворот. Тот почувствовал себя, мягко говоря — «неуютно», когда увидел что к нему с ломом в руке приближается крепко сложенный Вайс с ломом. Не дойдя двух метров до охранника, Вайс с грохотом вставил лом между прутьев ворот. Затем, стал напирать на лом таким образом, что один металлический прут ворот стал выгибаться — наружу, а соседний металлический прут ворот – в другую сторону внутрь. Затем Вайс, уперевшись грудью в лом, а обеими руками взявшись за металлические прутья ворот, страшно зарычал, и помогая руками, стал прижимать лом как можно ближе к воротам. Затем он вынул лом, воткнул его в землю. Затем взялся за ворота, и попытался их закрыть. Один из выгнутых наружу прутьев, ударился в направляющий столб, и не дал закрыться воротам.
— Во! Нормально! – оценил свою «работу» Вайс. — Пока пусть открыто будет, — сказал Вайс обращаясь к «офигевшему» от происходящего охраннику. – За одно попроветрит немного. А то у вас тут — «хер-нёй» какой-то воняет!
Вайс сел обратно в «Тойоту». Фишер, наблюдавший за всем этим усмехнулся.

— Если чё, чтобы свалить можно было по-быстрому, — пояснил Вайс.

Обе машины проехали дальше вглубь двора СТО.
Из двери служебного здания, вышел Бузаев. Он стоял, наблюдая за всем происходящим.
— Вон он, по ходу, — сказал Фишер, останавливая «Тойоту». Сзади остановилась «99-ая». Из неё вышли трое спортивно сложенных крепких парней. У всех троих лица имели общие специфические особенности: чётко очерченные скулы, и характерный контур носов говорил о том, что каждый из них минимум по несколько лет активно занимался — боксом. Вайс, посмотрел на вышедших из 99-ой парней, и спросил у Фишера:
— А вон тот, он чего, с первого класса боксом что ли занимается?
— С яслей, — ответил Фишер. – Вы здесь побудьте. Я пойду поговорю.
— Уверен? – спросил Вайс.
— Как никогда, — спокойно ответил Фишер, и направился к Бузаеву.
Вайс подошёл к багажнику «Тойоты», открыл его. В багажнике лежала большая чёрная сумка. Он открыл замок-молнию. В сумке показался чёрный автомат со сложенным стальным прикладом, и с уже пристёгнутым магазином.
— Это на всякий случай, — сказал Вайс обращаясь к боксёрам. — А то «контора» С -(…)-ская (он назвал самую крупную ОПГ города). — Если эти «крышу» свою «дёрнут», то надо будет грамотно отойти.

Фишер подходил к Бузаеву. Бузаев отметил про себя: «Точно такой же взгляд, как и у того». Это был взгляд человека, на которого рассматриваемый им объект — не производил ровно никакого впечатления. Бузаев несколько напрягся. Фишер подходя ближе, с каким-то пренебрежением и одновременно с любопытством смотрел, слегка прищурившись на Бузаева.
— Это тебя что ли, с неделю назад — «недопротыка́ли» возле твоего дома?
Фишер подошёл к Бузаеву, и остановился, на расстоянии вытянутой руки.
— Теперь слушай меня очень внимательно, — сказал Фишер, глядя Бузаеву в глаза. – Завтра, ты должен ехать в «ментовку» на опознание. Один из тех людей, которых перед тобой завтра выставят для опознания, будет — мой друг. Лучший друг. Если ты его опознаешь, и дашь против него показания, у него будут — крупные неприятности. Объясню понятнее. Я нахожусь в полной информации о том, что произошло, когда произошло и главное – почему произошло. Я могу где угодно, когда угодно и кому угодно объяснить, что ты — за урод, и чего ты реально заслуживаешь! Дышишь сейчас ты только по причине того факта, что мой друг, почему-то — оставил тебя жить! Хотя мне это и не понятно. Так вот, если ты, завтра на опознании укажешь на него, он скорее всего – сядет. Но ты – ляжешь. Ляжешь уже — навсегда. Ты – уже заказан. Отсрочка у тебя – до времени завтрашнего опознания. И этот заказ на тебя, будет исполнен — вне зависимости от того что со мной может произойти в будущем. Это — специальный заказ, не отменяемый. Завтра, даже – Я не смогу отменить этот заказ. У меня нету и не будет связи с исполнителями, такая постановка вопроса. Конечным запуском исполнения твоего заказа, будет — завтрашнее твоё опознание. До завтра, пока — ТЫ решаешь, что с тобой будет. Завтра, уже никто, ничего решать не будет. И если ты вдруг, попытаешься куда-то исчезнуть, поменять фамилию, то ты просто — оттянешь время исполнения. Ты всегда будешь помнить об этом. Я сейчас знаю о тебе — всё, и потом, тоже смогу узнать о тебе то, что — мне будет нужно. Ты просто пойми: ты уже достаточно сделал для того чтобы упасть и никогда больше не встать. Но сейчас у тебя появился шанс, шанс — жить! И если завтра ты этим шансом не воспользуешься, то случится то – что и должно было уже случиться. Мозги есть у тебя? Думай! О семье своей подумай. Их кто-то должен будет кормить. Я отвечаю за каждое своё слово, что ты здесь от меня услышал. Варианты твоих будущих событий — ты теперь знаешь. Завтра, никто и ничего уже поменять не сможет. Такова постановка вопроса. Башка у тебя есть? Думай!!
Фишер развернулся, и пошёл в сторону своей машины. Сделав несколько шагов повернулся и громко, почти крикнул Бузаеву:
— Услышь меня!! – и пошёл дальше, к своей машине.

— Ну чего? – спросил его Вайс, когда он подошёл.
— Поехали, — ответил Фишер. – Парни поехали, — обратился он к боксёрам из «99-ой».

Они сели в машины. «Тойота» не спеша сделала разворот, и покатилась к выезду. За ней «99-ая». Бузаев остался стоять на том же месте. К нему подошёл один из автомехаников, который наблюдал за происходящим издали:
— Кто это? «Наезд» какой, что ли? А?
Бузаев ничего не ответил, и молча пошёл в сторону выездных ворот. У ворот, охранник безуспешно пытался ломом выгнуть и выправить обратно прутья ворот, которые сильно выгнул Вайс. Когда к воротам подошёл Бузаев, лом у охранника вывернулся, и с грохотом упал рядом с воротами.
— Ворота сломали. Теперь не закрываются совсем, — пожаловался охранник подошедшему Бузаеву. Тот, ничего не сказав, посмотрел на ворота, развернулся и медленно пошёл назад к служебному зданию.

СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА 24

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА 22

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.