Глава 24

            — ВЕРНУТЬСЯ В ОГЛАВЛЕНИЕ —
 
В кабинете Изотова было оживлённо. Вдоль стены стоял ряд стульев. Там, на одном из стульев сидел Дима. Рядом с ним незнакомый мужчина лет тридцати. Дверь открылась. В кабинет вошли оперативник Олег, и ещё какой-то мужчина.
— Проходи, садись вон тут, — Олег указал на ряд стульев где уже сидели Дима и мужчина.
Дима понял, что эти двое нужны для процедуры опознания. В кабинете было ещё два человека в качестве понятых.
— Бузаев здесь? – спросил Изотов.
— В соседнем, — ответил Олег.
— Все готовы? – обратился Изотов к понятым. – Сейчас в кабинет будет вызвано опознающее лицо, для проведения процедуры опознания. Вызывай, — обратился он к Олегу.
Олег вышел, и через несколько секунд вернулся в кабинет с Бузаевым. После некоторого разъяснения Бузаеву его прав и обязанностей, Изотов попросил его расписаться. После этого, Изотов обратился к нему:
— Алексей Викторович, сейчас вам для опознания будет представлено несколько человек. Если среди них вы кого-либо узнаете, то дайте нам знать, хорошо?
— Хорошо, — ответил Бузаев.
— Я попрошу вас, встаньте пожалуйста, — обратился Изотов к Диме и остальным двоим сидящим. Они встали.
— Алексей Викторович, — Изотов снова обратился к Бузаеву, — подойдите пожалуйста. Узнаёте ли вы кого-либо, среди присутствующих здесь граждан?
Бузаев узнал его сразу, скорее по глазам, по его взгляду. Бузаев смотрел на него и не мог понять: как за такое короткое время, буквально за несколько дней, мог так сильно измениться человек. Черты лица сильно обострились, и выглядели теперь худыми. Кожа на лице имела неестественный бледный цвет. И только глаза, его взгляд оставался таким же бесстрастным, взгляд человека, который абсолютно не зависит от мнения окружающих о нём. Взгляд полностью самодостаточного в себе человека.
Они встретились глазами. Через несколько секунд, Дима равнодушно отвёл взгляд в окно.
— Алексей Викторович, — снова обратился Изотов к Бузаеву, — узнаёте ли вы кого из присутствующих?
Бузаев опустил глаза в пол на секунду, затем снова поднял на Диму, и хрипло ответил:
— Не… — он кашльнул, — Нет. Не узнаю.
Дима с удивлением посмотрел на Бузаева. Наступила пауза в несколько секунд.
Изотов, обращаясь к Бузаеву снова попросил:
— Алексей Викторович. Посмотрите ещё раз, внимательно. Есть ли среди присутствующих перед вами граждан, человек, которого вы раньше могли видеть? Или где-то встречать?
Бузаев снова взглянул на Диму. Потом быстро скользнул взглядом по остальным двоим.
— Нет. Никого раньше из них не видел.
— Вы уверены? – спросил Изотов.
— Уверен.
— Хорошо, подойдите сюда. Вот здесь распишитесь, — сказал ему Изотов.
Бузаев подошёл к столу, и расписался, там — где указал Изотов. Затем Изотов попросил расписаться двух понятых.
— Олег, проводи его пока в соседний кабинет, — кивнул Изотов на Бузаева.

Когда все разошлись, в кабинете Изотова кроме него самого сидел оперативник Егор. Чуть позже зашёл оперативник Олег.
— Он же узнал его, — сказал, закрывая за собой дверь Олег.
— Почему тогда не опознал? – спросил Изотов. – «Обработали», запугали?
— А он чего сам говорит? – спросил Олег
— Ничего не говорит. Не видел никого из этих, и всё тут.
— Кто его знает, — вступил в разговор Егор. – Вообще-то, Челиков — плохо выглядит. Может, и правда не узнал?
— Узнал, — сказал Изотов. – Узнал, но опознавать не захотел. Не-за-хо-тел, — по слогам повторил он.
— Что делать будем? – спросил Егор.
— А что делать? – сказал Изотов. – У нас, по факту убийств, на Челикова ничего нет. – Мы даже кражу автомобильных регистрационных знаков не можем ему вменить. Краденые автомобильные номера возвращены владельцу.
— Как возвращены? – спросил Олег.
— Хозяин обнаружил их в целлофановом пакете на капоте своей машины. В пакете вместе с номерами, была записка с одним словом: «Пардон». Что ещё мы можем ему предъявить? Оказание сопротивление сотрудникам милиции при задержании? Это конечно — серьёзно. У тебя Егор, есть претензии к нему по этому поводу?
Егор чуть заметно улыбнулся, и промолчал.
— А у тебя, Олег? – спросил Изотов. – Есть претензии к задержанному?
Олег глубоко вздохнул, и отвернулся.
— И — Бузаев, по каким-то неизвестным нам причинам, тоже решил, что он на него не нападал, — продолжал Изотов. – Вот и получается, что задерживать мы его, больше – не можем. Что мы ему предъявим? Что он бабушку с первого этажа обманул, представился работником домуправления, пообещал швы заштукатурить, и не заштукатурил?
Егор сидел, и еле заметно улыбался.
— Да и адвокат его, к нам на шею залезет, и не слезет, пока мы ему обоснованное обвинение не представим. Получается, что задерживать его мы больше не можем.
— Ну-у, «хозяин-барин», — произнёс известную поговорку Олег, встал и пошёл к выходу.
— Олег, — обратился к нему Изотов, — организуй мне его сюда.
— Хорошо, сейчас.
Он вышел из кабинета.
Изотов посидели с Егором молча, с минуту. Изотов неожиданно сказал:
— А, убегать от вас, он – не хотел вовсе.
— В смысле — «не хотел»? – переспросил Егор.
— Если бы он хотел убежать, то он — не стал бы дожидаться, когда — милицейский «УАЗик» приедет с автоматчиками. Да и в кафе, постарался бы сделать так, чтобы вы там с Олегом – подольше за ним выбежать не смогли. Тогда бы он – точно смог уйти. А он, дождался машины с автоматчиками, и только тогда – побежал. Да и вас только – «обозначил», словно в «салки» сыграл с вами. Не хотел Челиков: ни убежать, ни оставаться не хотел. Он хотел, чтобы в него – попали. Он — пулю ждал. А автоматчик — не стал стрелять. Олег, только – ранил.
Опять в кабинете, на некоторое время установилась тишина.
— Похоже, что «висяк» получается, Андрей Георгиевич, — сказал Егор, обращаясь к Изотову.
— Возможно. Всё возможно, — ответил Изотов.
Егор тоже встал, и направился к выходу. Открыв дверь, он остановился, как будто что-то вспоминая, улыбнувшись сказал:
— «Хозяин-барин», — и вышел из кабинета.
(Поговорка: «Хозяин-барин», — имеют ввиду свободу выбора. В переводе — ты имеешь право выбора, ты имеешь свободу воли. – Прим. автора).

Через пятнадцать минут, Дима был в кабинете Изотова.
— Присаживайтесь, — указал ему на стул Изотов.
Несколько минут, Изотов молча что-то писал в каких-то листках бумаги. Наконец он закончил, и начал говорить, обращаясь к Диме:
— Значит так, Дмитрий Сергеевич. То, что Бузаев, по каким-то неизвестным нам, на данный момент причинам, не захотел тебя узнавать, то этот момент, окончательно — ещё ничего не значит. Теперь слушай меня внимательно. Если с Бузаевым, или с Колмановым что-нибудь случится, утонет, или под машину попадёт кто из них. Не важно – когда. Или может просто поперхнётся и задохнётся кто-нибудь из них, не важно – что и как. То — можешь считать, что ты уже — сидишь. Причём сядешь очень и очень на долго! С этого момента, ты должен — молиться за то, чтобы с ними что-нибудь не случилось. Пока, согласно нашему законодательству, я вынужден тебя отпустить.
Изотов подошёл к сейфу, открыл его и достал оттуда аудиоплеер, который Фишер подарил Диме, и два компакт диска с ним, его ремень, бумажник, ключи. Положил всё это на стол перед Димой.
— Вот здесь распишись за получение, — Изотов пододвинул к нему заполненный лист бумаги. Дима расписался.
— Всё, — подытожил Изотов. — Чтобы в городе, в ближайшее время, я тебя — вообще не видел. Свободен.
— Я могу идти? – спросил Дима.
— Пока свободен, — повторил Изотов.
Дима встал, взял плеер с дисками, пошёл к двери, открыл её.
— До свиданья, — сказал он Изотову.
Изотов ничего не ответил. Дима вышел прикрыв за собой дверь.

Фишер сидел в своей «Тойоте» около здания милиции. Он видел, как Бузаев вышел, и уже уехал на своём «Фольксвагене», после процедуры опознания. Бузаев тоже видел его. Теперь, Фишер сидел и ждал, когда Володя сможет что-нибудь узнать о результатах опознания, и о Диме.
Вдруг, он увидел выходящего из двери Диму.
— Джимми? — не поверил своим глазам Фишер, и уже крикнул в окно, – Димон! Димон!! –
Фишер быстро вылез из машины и направился навстречу Диме. Тот тоже увидел Фишера, и заулыбался.
— Димон! Тебя что… Тебя выпустили что ли? – почему-то тихо спросил Фишер, ещё не веря своим глазам. — Он… он не опознал тебя?
— Нет, — ответил Дима. – Узнал, но показывать не стал.
Фишер радостно хлопнул Диму по плечу.
— Пойдём в «тачку»!
Они сели в машину.
— А чего «следак» сказал?
— Сказал, что «пока свободен», — ответил Дима.
— Пока свободен! – радостно повторил Фишер. – «Пока свободен!» Димон! – Фишер приобнял его за плечи. Дима поморщился от боли.
— Ой! Извини «чувачок»! Забыл совсем, — опомнился Фишер. – Как вообще, сам-то, как чувствуешь себя?
— Да так. Всё нормально, – ответил Дима.
— Нормально всё, — повторил Фишер, и посмотрев наверх воскликнул – Господи! Я чего-то не пойму, Ты есть что-ли?! – и уже обращаясь к Диме, — Всё, погнали отсюда на-фиг!
Он завёл двигатель, и они выехали со стоянки на улицу.

Возле входа в здание РОВД стояли оперативники Олег и Егор. Они наблюдали за вышедшим Димой и Фишером Олег, затягиваясь сигаретой сказал обращаясь к Егору:

— Ну как «пить дать» запугали Бузаева. Тут «к бабке» не ходи.

Они молча наблюдали, как «Тойота» Фишера, с сидящим в ней Димой, отъехала со стоянки РОВД.

— Только не спрашивай меня о том — как бы я поступил на его месте, — сказал Олег Егору, кивнув в сторону уехавшего Димы. — Что-то сегодня совсем думать ни о чём не хочется.

СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА 25

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА 23

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.