Глава 3

            — ВЕРНУТЬСЯ В ОГЛАВЛЕНИЕ —

                                                 

(1999 год, 1 июня; г. Рязань).

Накануне, Дима приехал в свой родной город.
Утром ему позвонил Фишер.
— Алё, Димон? – в трубке послышался голос Фишера.
— Да. Привет Сань.
— Слушай, ну что, давай в ресторане посидим. Я, короче, столик забронировал. Ты «подгребай» к шести часам. Я возможно немного задержусь. Только ты сам не опаздывай. Сегодня праздник между прочим.
— Какой праздник? – спросил Дима.
— День защиты детей. Или защиты — от детей, я точно уже и не помню.
— А мы то здесь причём? – спросил Дима.
— Как причём? – удивился Фишер. – Да ты сам как ребёнок ещё вообще! И я — тоже, весь такой: открытый, наивный, простой… Короче: к шести часам, и не опаздывай. Подъедешь, к администратору подойдёшь, скажешь что я стол заказывал. Она тебе скажет куда присесть, понял?
— Понял, понял. Чего такие приготовления? Что, там со столиками проблема что ли? Ты тоже не задерживайся.
— Ап-чём речь?! Буду! Всё, до вечера, не опаздывай смотри.

В начале шестого часа, Дима вышел из дома, и взял такси. Через пятнадцать минут он был уже в центре города. Он расплатился с таксистом, и пошёл к знакомому ресторану. В этом ресторане они с Фишером раньше часто отдыхали.
Он вошёл в ресторан. Большой зал был почти пустым. Погода была хорошая, и в это время в ресторане было как всегда мало народу. Фишера в зале Дима не увидел.
Он подошёл к женщине – администратору.
— Здравствуйте. Саша столик заказывал на восемнадцать часов.
— Да, здравствуйте. Пойдёмте вон туда, я вас провожу, — ответила администратор. – Надя! – крикнула она официантке. – Обслужи. Надя услышав, пошла тоже пошла к столу.
— Что будете заказывать? – спросила симпатичная с хорошей фигурой официантка, молодая девушка лет двадцати – двадцати двух.
— Сок томатный, пол-литра. Сейчас друг подъедет, тогда всё остальное, — сказал Дима.
— Хорошо, — ответила официантка, и ушла.
Заказанный Фишером столик стоял у окна, как и любил Фишер. «Так интересней», — говорил он всегда.
Зал был практически пустой. Только впереди, через стол, сидела…
Дима несколько раз поморгал, стараясь этим как-то «наладить» своё зрение. Он привык видеть это лицо в своём мысленном воображении. Но сейчас, он видел её в — реальности.
Она сидела впереди, через один стол, лицом к нему, и смотрела на него. Дима увидел некоторую тревогу в её взгляде.
Дима сидел и смотрел на неё. Ни одной мысли не было в этот момент в его голове. Слишком было всё неожиданно. Он просто сидел и смотрел на неё.
— Привет, — неожиданно раздалось сбоку. К столу подошёл Фишер.
— Привет, — поздоровался с ним за руку Дима. Лицо Фишера почему-то было серьёзным. Это было на него не похоже. Он всегда выражал свою естественную бурную радость при их встрече. Исключения были разве что в моменты сильного похмелья. А сейчас – абсолютно серьёзное, здоровое выражение лица.
— Этот столик занят, — серьёзно сказал Фишер, даже не присаживаясь.
— Кем занят? – спросил Дима.
— Мною, — так же серьёзно ответил Фишер.
— Ну, — не поняв сказал ему Дима.
— Баранки гну, — ответил Фишер. – Этот стол, занят мною — одним. И все остальные столики в ресторане тоже мной заняты, — Фишер обвёл взглядом пол ресторана. – Вот та́к вот. Есть одно свободное местечко. Специально для тебя. Я договорился. Вон за тем столиком, — Фишер кивнул в сторону стола, за которым сидела Лена.
Дима ещё не понимая до конца что происходит, посмотрел снова на Лену. Та смотрела на него, как ему показалось, несколько испуганными глазами.
— Иди туда. В разво́де она. Развелась с мужем. Что-то не сраслось у них там, — сказал Фишер. – Давай, дуй — туда. Я тут как-нибудь, один — «потусуюсь». В «одну харю», мне не привыкать. Я человек -–самодостаточный, я и один могу побыть.
«Так, это Фишер всё подстроил! — наконец догадался Дима. – И её нашёл, и…»
— Ты свалишь отсюда когда-нибудь, уже? Или опять полгода «телиться» будешь? – спросил Фишер не трогающегося со своего места Диму. – Надя, — обратился Фишер к официантке, — вон тот столик через пару минут обслужи пожалуйста.
Дима наконец встал так, как будто сидел на одном месте, не вставая целые сутки. Всё тело почему-то – затекло. Встал, подошёл к столику, за которым сидела, не сводя с него глаз — Лена.
— Можно присесть? – спросил Дима подойдя к столу.
— Да, — очень тихо ответила она.
— Привет, — только тепреь сказал садясь Дима.
— Привет, — также тихо ответила ему она.
В такие моменты, время перестаёт существовать. Молчание. Между ними, как будто, стояла — целая жизнь. Несколько жизней!

Прошло некоторое время, и Лена закрыла ладонями лицо и глаза. Из-под её ладони вытекла слеза, и быстро пробежала вниз по щеке.
— Лена… Ты не плачь пожалуйста. Ты теперь никогда не будешь больше плакать. Хорошо? – попросил её Дима.
Она мелко закивала головой, не отрывая рук от лица. Слёзы всё равно продолжали течь из-под её ладоней скатываясь по щекам.
Фишер заметил официантку, которая направлялась к столику за которым сидели Дима и Лена. Он поднял руку вверх, пощёлкал легко пальцами привлекая взгляд официантки, и показал подойти к нему. Она подошла к его столику.
— Надь, ты к ним, пока не ходи. У них там, всё серьёзно, аж ж-жуть берёт. Некоторых, причём — навсегда.
Официантка внимательно посмотрела туда, где сидели Дима с Леной.
— Ты лучше пока мне коньячку принеси — сто грамм. И салат овощной с подсолнечным маслом.
— Сколько коньяку? – спросила официантка.
— Сто.
— Сто? – переспросила она. Фишер обычно брал сразу — бутылку.
— Да, сто. И салат овощной.
— Ты вроде всегда мясной брал? – напомнила она ему.
— Я теперь мясо не кушаю. Овощной.
Официантка удивлённо посмотрела на него, качая головой.
— Прямо чудеса какие-то, — сказала она.
— Эх, Надюха! Что ты вообще о чудесах знаешь? Тебе рассказать – не поверишь! Или не поймёшь. Слушай, а ты замужем? А? Чего молчишь? Замужем, а? Чего улыбаешься? Куда пошла?…

 Глава последняя (короткая).

Первые числа августа, 1999 год. Подмосковье.

Было летнее солнечное утро. Дима проснулся, и просто лежал. Он посмотрел в окно. Там, на ветке, буквально в метре от его окна, сидела какая-то красивая птичка и чирикала. И вся эта картина раннего летнего утра, переливалась жёлтыми, блестящими солнечными зайчиками.
«Да-а, — подумал про себя Дима. – В городе такого утра – точно не увидишь, и не услышишь».

В тишине было слабо слышно, как из-за леса, электричка набирает скорость, отходя от станции.
Вдруг запиликал мобильный телефон. Дима дотянулся до трубки, включил её:
— Алё.
— Джимми? – услышал он голос Фишера. – Привет. Не разбудил?
— Саня? Привет. Нет, я уже не спал. Ты как сам? Ты где?
— Я в Москве. Вчера приехал, сегодня, сейчас уезжаю. К родственникам в Митино ездил, по делам. надо было.
— Ты где сейчас?
— В Тушино, недалеко от метро. Я тут в кафешке грузинской, «Баржоми» называется. Позавтракаю, и домой. Очень вкусно кормят грузины. Я на электричке приехал. Ты помнишь, что у меня скоро день рожденья?
— Да, конечно! – ответил Дима.
— Чтобы были – оба! Даже без разговоров. А не то, могу и обидеться.
— Будем, обязательно, — ответил Дима.
— Смотри там, не озоруй. А то, знаю я тебя. У тебя как лето, так – «башню» сносит. Иногда. Ну ладно, я поехал. Всем привет!
— Давай, — ответил Дима. – Поаккуратнее там, в Москве. Счастливо!
— И ты не кашляй. На день рожденья – жду. Место и время встречи будет объявлено дополнительно. Пока.
Фишер выключил трубу.
— Кто это звонил? – потягиваясь после сна, спросила Лена.
— Саня. На день рожденья приглашал, обоих. Надо будет съездить. А то, неудобно будет.
— Съездим. Конечно съездим, — ответила Лена. Теперь она совсем проснулась, и нежно улыбаясь смотрела на Диму.
— Обязательно.
Дима приблизился к Лене, и его губы прикоснулись к её губам.
Глухая завеса опустилась на всю остальную реальность в этом мире.

                             Эпилог.
(Наше время).

В маленькое кафе, которое располагалось метрах в пятидесяти от железнодорожного вокзала зашёл мужчина средних лет. Он подошёл к стойке, за которой стояла продавщица. Быстро окинул взглядом весь выбор напитков и закусок, и произнёс:
— Сто граммов коньяка, — он указал на дорогую марку, — лимон, и шоколадку.
Взяв свой заказ, и расплатившись, он присел к одному из четырёх небольших столиков. Кафе было пустое. Мужчина был выше среднего роста, крепко сложен. Движения были уверенными. Он не торопясь отпил из бокала, закусил долькой лимона. Через несколько минут он, закончив, вышел из кафе. Рядом стояли двое, по всему видно – завсегдатаев этого заведения. Один из них, лет двадцати — двадцати пяти подошёл к вышедшему мужчине, с видимым желанием «стрельнуть» деньги, потому что «не хватает». Он подошёл и спросил, тыкая указательным пальцем себе в запястье левой руки:
— Время не подскажешь сколько?
Мужчина, не глядя на часы, и даже не посмотрев в сторону спрашивающего ответил:
— Почти двадцать лет прошло.

-Чего? — переспросил не поняв парень.

Мужчина вспомнив, что здесь есть — ещё кто-то, посмотрел на парня. Быстро окинув взглядом «завсегдатая» сказал:
— Телефон купи, дешёвый. В любом телефоне часы есть, — сказал мужчина и направился прочь.
«Завсегдатай» посмотрел ему вслед, и ничего больше не спрашивал.
Мужчина, уверенной спортивной походкой подошёл к вагону фирменного экспресс-поезда до Москвы. Подойдя к стоявшей около входа проводнице в красивой униформе, показал билет. Проводница улыбаясь кивнула, и мужчина вошёл в вагон. Через несколько минут поезд тронулся.

…………………………………………………………………………………………

«…ты главное пойми, твоё сознание, то есть — ты сам, вообще не имеет общего с клеточной структурой твоего организма. Твоё сознание, как солнечный зайчик освещает всё то на что ты обращаешь внимание, о чём думаешь. Но при этом не смешивается ни с чем, потому что – другую природу имеет, более тонкую и невидимую вообще. Ты, то есть — твоё сознание, только — осознаёт всё то, на — что обращает внимание: людей, объекты, своё тело, мысли твоего мозга, разные «желания» твоего мозга. Но только – осознаёт, но не является всем этим. Источник восприятия — не может являться — объектом восприятия. Поэтому: если ТЫ осознаёшь свои мысли, то ТЫ этими мыслями — не можешь являться (согласно закону восприятия)! Если ты — не поймёшь этого, то с ума можно легко сойти, и не заметишь. Или — просто сопьёшься. А когда ты это начнёшь понимать, только тогда и сможешь видеть вещи так как они есть на самом деле. Во всём, чем бы ты не занимался. Это твоё нематериальное сознание как солнечный зайчик, который ни с чем не смешивается, и есть ТЫ — САМ…» («КАК СОЛНЕЧНЫЙ ЗАЙЧИК», ЧАСТЬ 2; Глава 8)

………………………………………………………………………………………………………

  1. «…Если же третий узнает когда-либо о слиянии двух, будьте уверены, что они уже предались Дьяволу.
  2. Ибо, запомните, главная уловка дьявола такова: чтобы любовь двух была явна для — третьего человека!»

      (Иисус Христос): (АПОКРИФ: «ЕВАНГЕЛИЕ ОТ МАРИИ МАГДАЛИНЫ)

……………………………………………….

Верховная божественная личность сказал: «Мой дорогой Арджуна, поскольку ты никогда не завидуешь Мне, Я открою тебе самое сокровенное знание, обладая которым, ты освободишься от всех страданий материального мира.

Это знание — царь всего знания, тайна тайн. Это знание — самое чистое, и поскольку оно даёт непосредственное восприятие собственной сущности, постижения природы своего «Я», оно является — совершенством религии. Это знание — вечно и постижение его радостно»! «БХАГАВАД-ГИТА» («Песнь Бога») (ССЫЛКА)

……………..

«Я твердо верю в основной принцип Бхагавад-гиты, всегда стараюсь помнить его и руководствоваться им в своих действиях, а также говорить о нем тем, кто спрашивает мое мнение, и отражать его в своих сочинениях». 

                                                                                                 (Лев Толстой).

……………………………………………………………

Книга С. Амаланова «МОДЕЛИРУЯ СЧАСТЬЕ» (часть 1) будет опубликована в  ноябре — декабре 2018 года. — ПОДПИСАТЬСЯ НА ПУБЛИКАЦИЮ НОВЫХ КНИГ И СТАТЕЙ С. Амаланова ) (ССЫЛКА) —

……………………………………………………………….

«БХАГАВАД-ГИТА» («Песнь Бога») (ССЫЛКА), признана — квинтэссенцией всей ведической мудрости!

…………………………………………………………….

                                      КОНЕЦ

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА САЙТА AMALANOV.RU

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.