Глава 3

            — ВЕРНУТЬСЯ В ОГЛАВЛЕНИЕ —
 
На следующий день, Дима проснулся поздно. Накануне вечером, он никак не мог заснуть. Он всех нашёл. Всех четверых. Теперь он снова стал ощущать, как буквально — физически течёт время. У него теперь не было определённых планов на день. Настало время принимать конкретное решение. Решение к дальнейшему действию.

Кое-как позавтракав, Дима вышел на улицу. Июльское солнце уже сильно припекало. Ветра не было, и от нагретого асфальта снизу тоже ощущался жар.
Дело было собственно говоря — одно: купить ножи. Он уже думал, что купит четыре ножа. Наверно так будет правильнее. Он уже и раньше присматривался к тем, что продаются. Но сейчас ему нужно было выбрать. От всего этого, он пребывал в каком-то тягостном ощущении. Он попытался проанализировать своё состояние, и понял. Причиной его непонятного ощущения, было в том, что он не был уверен: сделает ли он ЭТО или нет?! Ощущение — неизвестности, которая ждёт тебя впереди. Это ощущение делает мысли медленными, вязкими, тяжёлыми. Постоянное ощущение этой неизвестности делает тебя рассеянным, не способным быстро и чётко думать, принимать дальнейшие решения. И потом, сам факт того к чему ты готовишься, никак не мог способствовать хорошему настроению. Это было жутко противоестественно. Но он уже так много сделал. Хотя, по сути, самое главное было не в этом.
Дима подошёл к киоску, в котором продавалось всё от сигарет, пива и жвачек. Был также выбор из нескольких видов ножей. Он уже решил, что лезвие ножей не должны сами складываться. Ему не понравились ножи с широкими лезвиями. Такой нож труднее будет воткнуть.
«Воткнуть», — Дима удивлялся самим мыслям. Он удивился тому — о чём ему сейчас приходилось думать. Ощущение было такое, как будто всё это происходящее с ним, его — совсем не касается. Как будто, это — вообще не про него. Что это просто какая-то непонятная «игра» что ли? Но игра, с непосредственным участием его единственной жизни. Это отличало её от любой другой, обычной игры.

Диме обратил внимание на нож — «бабочку». Ножа — «бабочка» отличался от других ножей тем, что во время раскрытия его лезвия, ручка ножа раздваивалась на две половинки. Затем одна половинка поворачивалась на 360°, и присоединялась к другой половинке рукоятки, но уже с другой стороны. Открытое лезвие теперь не могло самопроизвольно закрыться в случае оказания на него усилия. Лезвие было надёжно зафиксировано. Случайное складывание лезвия было – исключено. Нож, в том числе и вся рукоятка, был сделан из никелированной стали. Лезвие и рукоятка были тонкие. Рассматривая этот нож, Дима понял почему он обратил внимание именно на этот. Этот нож, с тонким лезвием, не выглядел так страшно. Он был как будто – «не настоящий». Хотя лезвие было длинной около пятнадцати сантиметров. «До сердца достанет. Тонкое лезвие легче войдёт», — подумал Дима, снова удивляясь своим мыслям.
— Можно посмотреть вот этот ножик, блестящий, — спросил он в окошко коммерческого ларька.
— Вот этот? – указала продавщица на тот который нужен.
— Да.
Она сняла нож с витрины, и протянула его Диме. Дима взял его осторожно. Рукоятка была сдвоена, с насечками, чтобы не соскальзывала. Всё как он и думал. Рукоятка – раскладывалась. Одна половинка рукоятки проворачивалась вокруг на 360 градусов, выставляя лезвие вперёд, и защёлкой фиксировалось с другой половинкой рукоятки. Дима откинул защёлку, взял за часть рукоятки, откинул. Лезвие легко выставилось вперёд. Димы защёлкнул вместе обе половинки рукоятки. Теперь, лезвие никуда не могло сдвинуться. Оно крепко было соединено с ручкой. В этом было преимущество ножа — «бабочки». Лезвие, даже случайно не сложится.
— А есть четыре штуки? — спросил он продавщицу.
Продавщица взглянула на него:
— Сейчас посмотрю.
Она стала рыться в коробках. Через минуту достала ещё три ножа.
— Как раз последние, всего пять было, один продан был.

Дима отсчитал нужную сумму и положил компактные сложенные ножи в карман. Отойдя несколько метров от киоска, он обратил внимание на то что он облегчённо вздохнул. Как будто выполнил сложную задачу.
Он пришёл домой. Вынул сложенные ножи из кармана и бросил на диван. Ножи с бряцаньем рассыпались по покрывалу дивана. Дима взял один. Откинул защёлку, затем резким движением кисти выбросил лезвие вперёд. Потом защёлкнул защёлку, и она скрепила обе половинки рукоятки вместе. Случайное сложение ножа было исключено принципом самой конструкцией. Дима подумал, что эту же процедуру раскладывания ножа нужно будет выполнить ТАМ, на месте. А если во время удара он повредит себе кисть, или сустав пальца? Тогда открывание ножа может занять не две-три секунды, а вообще — неизвестно сколько. А если учесть, что это всё будет происходить не сидя дома на диване, то… . В общем — не пойдёт! Нож должен быть уже готов, то есть — раскрыт. Но как можно было носить открытый нож? В чём? Не с сумочкой же идти. Лишние вещи не нужны.

Дима подошёл к тумбочке которая существовала в его памяти с самого детства. В ней чего только не было. Покопавшись там, он достал из тумбочки кусок старой картонки. Новым ножом он вырезал две полоски картона, шириной около 4 сантиметров, и длинной около двадцати. Эти две картонные полоски он смотал вместе синей изолентой. Теперь получилось что-то вроде «ножен». Он засунул в щель между смотанными картонками лезвие ножа. Надавив ещё сверху, он просунул туда на два — три сантиметра рукоятку ножа. Теперь, нож плотно сидел в «ножнах». Нужно было придумать – куда и как это всё пристроить к телу. Прикрепить к ремню брюк? Но тогда нужно будет одевать куртку, чтобы это всё «хозяйство» не бросалось в глаза. Куртка — это уже лишнее. За куртку можно схватить. Нельзя допустить чтобы его схватили. Это ограничит его движения, и ему будет очень сложно разогнать массу тела для того чтобы нанести сильный удар. Нет, к ремню — не пойдёт. Но тогда куда? Дима подумал пару минут. Единственное подходящее закрытое место, это примотать «ножны» с ножом к ноге, чуть выше обуви. Под штаниной видно не будет. Стоит только приподнять немного штанину, и сразу можно достать нож.

Дима нашёл скотч, и примотал ножны к голени левой ноги, чуть выше стопы. Нож сидел в ножнах плотно. Дима встал и опустил штанину. Снаружи видно не было. Да и гулять с этим он долго не собирался. Он нагнулся, дёрнул вверх штанину, и через мгновенье выдернул нож! Да, быстро получилось. Вот так наверно будет — самое то. Он встал, прошёлся взад и вперёд по комнате. Ножны почти не мешали. Надо бы потренироваться: как это всё должно быть. Он встал, представил, что перед ним стоит один из них. Почему-то «Кабана» — Бузаева он представлять не стал. «Ладно, пока кто-нибудь из этих». Вот он наносит ему удар, может ещё серию — два — три. Так, упал. Дима нагнулся, одёрнул штанину, выдернул нож, и опустившись на одно колено сымитировал два удара ножом в то место, где должно было лежать тело. Затем опустился и сел на пол.
«Но как можно втыкать нож в живое тело?! Как?!!» И тут он попытался представить, Лену, и этих четверых с ней. Откуда-то из области живота, стал быстро распространяться жар по всему телу. Дыхание само собой стало тяжёлым. Он снова представил лежащего перед ним одного из них. И уже быстро и с силой, делая резкий выдох через нос, нанёс несколько ударов место где должно лежать предполагаемое тело.
«Если я в этот момент буду думать обо всём что произошло, то — смогу! Если нет… . Он посмотрел на нож, раскрыл руку, в которой держал рукоятку, ладонь была мокрая от пота.
«Это она — сейчас мокрая, а там?»
Рукоятка ножа была металлическая. И не смотря на насечки, всё равно могла скользить в руке. Дима подошёл к шкафу, нашёл там моток пластыря. Он стал тщательно обматывать рукоятку ножа. В некоторых местах он обмотал больше, в некоторых — меньше. Когда пластырь закончился, он взял нож в руку. Пальцы удобно разместились в получившихся углублениях там — где пластыря было намотано меньше. Теперь рука ощущала шероховатый пластырь, и рукоятки была надёжно зажата в кулаке.
Дима сел на диван. Вот и всё. Всё что нужно было узнать — он узнал. Всё что нужно было сделать — он сделал. осталось самое главное. Он снова начал ощущать – как физически течёт время. Он ощущал буквально каждую прошедшую секунду. Одну за другой. Время как будто — текло, медленно — как молоко. Его мозг не был ничем загружен, кроме – одного. И это должно было произойти. В любом случае, Дима ни о чём больше не мог думать.

Он вдруг почувствовал, что его тело затекло. Нужно было размяться, погонять по всему организму кровь. Он уже три недели не тренировался. А нужно быть в хорошей физической форме.
Он встал, сделал пару разминочных движений, и почувствовал на ноге примотанные картонные ножны. Нужно снять. Он стал разматывать скотч. Дойдя до слоя, который прилегал к коже — понял, что сейчас будет – больно. Скотч, естественно, надёжно прилип к волосам на ноге. Он начал морщась, медленно отдирать скотч от кожи ноги. Нет, так не пойдёт! Всё равно придётся ещё раз наматывать. Нужно отдирать сразу. Он дёрнул…От резкой боли и неожиданности, глаза наполнились слезами. «Ни чего себе? А ведь это так девушки делают. Как это называется, эпиляция что ли? Фу-у!» -, он перевёл дух, и настроился ещё на один раз. Дернул ещё, и через секунду ещё раз. Скотч отодрался от ноги. «Фу-у!! Какой-же хр-р-ренью приходится заниматься!!! Ну ничего, это только один раз». Дима нашёл какой-то крем, и качая головой, смазал ногу в месте где скотч отодрал все волосы.

Дима снова начал разминаться. Немного размявшись он решил отрабатывать удары, нанося их по шторе. Так можно чувствовать дистанцию удара, что было очень важно. Что-то ему мешало думать о своих движениях. Он остановился, и понял. В его голове стоит единственный вопрос: «Когда?» На это вопрос у него не было конкретного ответа. Это было то — что нужно, было сделать. И теперь этот вопрос актуально занимал всё его сознание и мешал сосредоточиться на чём-то другом. Он должен был назначить день. И одного из четырёх, с кем этот день будет непосредственно связан. И тут Дима подумал: «Нужно съездить к родителям на дачу, повидаться». Он действительно давно уже у них не был. «Попрощаться». Вдруг как-то неожиданно, само-собой появилось в его голове слово «попрощаться». «Что значит — «попрощаться?» Я пока никуда не собираюсь. Я вообще пока ничего не сделал! Просто съездить и повидаться, может помочь чего там нужно. Они выращивают там что-то, овощи всякие там… Когда ехать? А поеду-ка я, прямо — сейчас. Вот только позанимаюсь, приму душ, и поеду!»

С этой мыслью, как будто, всё — расставилось по своим местам. И Дима уже сосредоточившись стал продолжать отрабатывать упражнения «на дистанцию».

СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА 4

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА 2
——————-

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.