Глава 5

            — ВЕРНУТЬСЯ В ОГЛАВЛЕНИЕ —
 
                                                                     (Вторая половина июля 1998 года).

Наступило утро следующего дня. Дима уже решил, что — «этот день» будет сегодня. Он уже решил это ещё вчера, когда возвращался с дачи от родителей. И действительно, не было ничего что могло бы отложить задуманное — ещё на какое-то время. Вчера, вернувшись с дачи, он дождался когда время показывало половину первого ночи, и пройдя пару кварталов, выбрал старую «шестёрку», стоящую в темноте кустарника. Затем, он внимательно осмотревшись, скрутил у неё оба её автомобильных номерных знака.

— Извините, но мне это очень нужно, — обратился он к невидимому хозяину «шестёрки», аккуратно заворачивая автомобильные номера в целлофановый пакет.

«Кабана» на «Фольксвагене» он решил пока оставить. Во-первых, он был — самый здоровый из этих четырёх. А во-вторых, Диму сильно смущало то, что у него есть маленький сын. И жена. Да и без этого «кабана» было ещё — трое.

Дима решил, что нужно первым решить вопрос с тем, у кого нет автомобиля. Или во всяком случае, он его не видел. Зубов. Это его в прошлый раз его подвозил почти до дома Колманов на своей новой «девятке» с литыми дисками. Диму привлекало ещё и то, что рядом с домом Зубова росли большие деревья, и было достаточно много густо растущего кустарника. Тропинка, которая вела к его подъезду, была практически не видна со стороны домов.

С утра, Дима выехал на машине, прихватив с собой скрученые ночью чужие автомобильные номера. Он проехал мимо СТО и увидел, что во дворе как и раньше, стояли все те же машины. Только прибавилась ещё одна: то ли «восьмёрка», то ли «девятка». Дима решил вернуться сюда часам к четырём и, если будет всё также, проследить за Колмановым и Зубовым, если они поедут снова вместе.

Часа в три дня, Дима заехал по грунтовой дороге в лесопосадку, неподалёку от СТО. Там он снял свои номера, и прикрутил «новые», снятые с «шестёрки» этой ночью. Снятые номера своей машины завернул в пакет и засунул сзади, в салоне за сиденья . Сел в машину, и сразу почувствовал себя неуютно. Что он скажет, если его вдруг остановят «ГАИ-шники». В городе, правда, он их почти не видел.

«Чего я боюсь? Я иду на такую «статью УК», что кража автомобильных номеров, по сравнению с этим, выглядит просто — детской шалостью!» — подумал Дима, и ему стало даже немного весело.

Дима поставил машину, съехав с шоссе метрах в двухстах от въездных ворот СТО. Он вышел из машины, подошёл ближе к дороге в том месте, где из придорожного кустарника мог наблюдать за всеми машинами, которые въезжали и выезжали из ворот станции техобслуживания.

Прошло около часа. Из ворот уже выехал чёрный «Фольксваген» Бузаева. Приезжали и уехали ещё две машины, которых раньше Дима не видел.

Было почти пять вечера, когда из ворот показалась «девятка» цвета «мокрый асфальт». Это была машина Колманова. «Девятка» проехала мимо Димы, и он увидел, что — как и в тот раз, в машине на пассажирском сидении сидел Зубов. Дима бегом пробежал до своей «ДЭУ», завёл, быстро выехал на шоссе и дал газу за «девяткой» Колманова. Машрут их движения он знал. Но они могли поехать и не так как в прошлый раз. Или вообще не туда.

Так оно и случилось. Не прошло и минуты, как Дима увидел впереди знакомую «девятку», которая свернула совсем в другую сторону.

«И куда же они направляются?» — подумал Дима.

На этот раз, Колманов высадил Зубова совсем в другом месте. Тот вышел, и по перпендикулярной дорожке направился к жилым домам. Дима хотел припарковать машину у обочины, и проследить за ним пешком. Но вспомнил о «левых» номерах на своей «ДЭУ». Он завернул на машине прямо на дорожку по которой пошёл Зубов. Проехав так до первого дома, Дима повернул в ближайший двор. Поставил машину, вышел, и пошёл за Зубовым пешком. Через несколько девятиэтажных домов, Зубов повернул к одному из них, и зашёл в подъезд. Дима осмотрелся. Здесь, конечно, «разговора» с Зубовым не получится. Дома относительно новые. Деревья невысокие, кустарника почти нет. А который есть, тот редкий и низкий. Здесь всё видно — как на ладони. И потом, он уже настроился встретить Зубова около его дома. Он и местность там изучил. Дима решил подождать пока Зубов выйдет из дома, и проследовать за ним дальше. Дима вернулся к своей машине, и подогнал её к соседнему дому. Отсюда ему был виден подъезд, в который зашёл Зубов.

Жара не торопилась спадать. Дима совсем не волновался. Он как-то научился быть спокойным, не смотря на то что он задумал сделать. Во всяком случае, пока он ничего не сделал (если не считать кражи автомобильных номеров), то и беспокоиться, собственно говоря, вообще — не о чем. Вот он сидит в своей машине. Никому не мешает. Во дворе играют дети. Ещё один летний вечер, которые так быстро заканчиваются. Всё идёт своим чередом. Вот только — что будет дальше? Это — единственный сейчас вопрос.

«Я, пожалуй, отсюда не буду следить за ним. Как только он выйдет, сразу поеду к его дому. А сейчас к его дому ехать — рано. Чего я там лишнее время «рисоваться» буду. Может он вообще сегодня домой не поедет?» — размышлял Дима.

Прошло уже два с половиной часа, как Зубов зашёл в подъезд. «А если он вообще сегодня не выйдет? — подумал Дима. — Нечего гадать, пока буду ждать. Скоро стемнеет. А это — ещё лучше».

В половине десятого Зубов вышел из подъезда. Дима почувствовал волнение. Зубов закурил сигарету, и направился в сторону дороги. Дима почувствовал, что сейчас наступает, может быть – самый главный момент в его жизни. Он завёл машину, и поехал к дому Зубова. Доехав до дома, в котором проживал Зубов, Дима проехал ещё пару домов, вышел из машины и закрыл её. Затем он вернулся к дорожке, по которой должен был возвращаться Зубов.

«Ну вот, и наступает тот момент. Всё должно решиться сейчас. Что, «кишка тонка» или нет?», — спросил сам себя Дима. На удивление он был спокоен. Пока он ничего не сделал, опасаться ему было действительно нечего. Самой встречи с Зубовым он не боялся.

Был ещё один важный момент. Нужно быть точно уверенным в том, что перед ним будет именно тот – кто ему нужен. Быть уверенным на сто процентов. Дима встал за густо разросшимися кустами акации. Со стороны домов, за кустарником, его не было видно. Зато ему, хорошо была видна дорожка, которая ведёт от дороги к домам. По ней и должен был пойти Зубов, если он ехал домой. К остановке подошёл автобус. Дима стал всматриваться в выходящих из него людей. Среди них Зубова не оказалось. Затем, к остановке подошёл троллейбус. Из него вышла только одна женщина. Подъехала машина – такси. Остановилась как раз напротив тропинки ведущей к домам. Есть! Из машины вышел — Зубов. Сердце сильно «забу́хало». Вот и приближается тот самый момент. Дима повернулся, и пошёл по дорожке дальше, к домам. Здесь дорожка немного поворачивала, и что в этом месте происходило не было видно. Дима остановился, и стал ждать когда к нему приблизится Зубов. И вот он показался метрах в сорока от него. Дима стоял к нему боком. Он посмотрел влево, в другой конец дорожки. Там никого не было. Никто не шёл и за приближающимся Зубовым. Кроме него и Зубова на дорожке никого нет! Значит сейчас!! Время!!! До него осталось 15 метров, 10 метров, 5 метров…
Дима, развернулся и встал прямо перед Зубовым.
– Я извиняюсь, Зубов? – спросил он, глядя прямо в глаза подошедшему парню.
Тот стал внимательно всматриваться в лицо Димы, видимо пытаясь вспомнить его.
— Да. А что такое? – так и не вспомнив его спросил он у Димы.
Дима, услышав ответ, удовлетворительно кивнул:
— Ты знаешь Тополёву, Лену? – спросил он Зубова.
Зубов прищурился, стал внимательно смотреть на Диму и спросил:
— А ты кто такой вообще? Чего тебе надо? А?
— Я просто хочу кое-что узнать, — ответил Дима стоя перед ним.
— Ты кто, мент? – спросил Зубов.
— Нет, я не мент, — ответил Дима.
— А какого х..ра тебе надо, а? Ты чего? Проблем захотел? А? – осмелел Зубов, видя, что интересующийся не проявляет видимой агрессии.
Дима снова спросил:
— Ты на вопрос не ответил. Ты знаешь её? Это может быть для тебя сейчас очень важно.
— Чего там для меня может быть важно, а? Ты кто такой, вообще?! Эта тема вообще давно закрыта! Ты что-то поздновато спохватился.
Зубов видя, что Дима выглядит совершенно спокойно, и не проявляет видимой вражды, совсем осмелел:
— Куда ты на х…й лезешь, б…я? А? Тебя вообще порвут на х…й! Ты чего хочешь, чтобы с тобой тоже самое что и с ней было? На вообще знаешь на кого ты прёшь?! Ты чего вообще хочешь? А!?
Всё. Вопрос был — выяснен. Теперь для Димы всё стало однозначно — ясным.
— Чего ты хочешь, а? — снова спросил Зубов.
— Я уже очень давно ничего не хочу, — медленно проговорил Дима. Посмотрел прямо в глаза Зубову и добавил: – почти ничего.
Как только он закончил последнюю фразу, за долю секунды Дима разогнал мощный боковой удар правой в челюсть с такой силой, что раздался громкий «щелчок» от удара костяшек кулака в челюсть. Такой звучный щелчок свидетельствовал о том, что удар был сильный и очень резкий.
Голова Зубова сильно дёрнулась в сторону, и он тут же упал на землю.

СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА 6

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА 4

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.