Почему люди ненавидят евреев

            — ВЕРНУТЬСЯ В ОГЛАВЛЕНИЕ —

                          ГЛАВА 18

На следующее утро Фишер подъехал к Вайсу. Он придирчиво стал рассматривать «восьмёрку», которую предоставил ему Вайс. Сам Вайс, довольный, сидел в «Тойоте» Фишера, и искал музыку на магнитоле.
— Слушай, Вайс. А чего это в вашем рэкетирском звене клички: Вайс, Шульц, как у немцев — фашистов. Немецко-фашистские такие кликухи. Может вас, кроме «крышевания» коммерсантов, ещё что-то, объединяет? Может, вы — евреев ненавидите, например? Или ещё чего там?
— А ты чего, евреев любишь? – спросил Вайс.
— Нет. Я — девушек люблю. Причём здесь евреи? – ответил Фишер. – А вот евреев, что-то не все любят, ненавидят даже. Фашисты, так те их так ненавидели, немцы которые были, что даже чуть ли не всех их убить большое желание имели. Во как ненавидели. А меня никто убивать не хочет. Меня все — любят. Вотя — не всех люблю. А меня — практически — все. Не за что меня никому убивать. Пока, во всяком случае. И серьёзных вопросов ко мне ни у кого — не возникает. А это — что значит?
— Что это значит? – спросил Вайс.
— «Что-что», — передразнил его Фишер. – Это значит, что я, как минимум — не глупее евреев. Вот что это значит! А стало быть ненавидеть мне их — не за что. Не глупее, просто — по факту того, что ко мне — вопросов ни у кого не возникает. А вот если я где-то «накосячу», поведу себя вдруг — неправильно по отношении к кому-то, то ко мне очень даже может возникнуть ВОПРОС, со стороны других граждан. Это будет «вопрос к Фишеру». И мне придётся на этот вопрос – отвечать! Я так считаю: надо жить так, чтобы на все основные вопросы имелись – ответы. Короче, делаем вывод:
нет никакого там — «еврейского вопроса». Есть простое понятие: ЕСТЬ ВОПРОСЫ к — КОМУ-ЛИБО. Если ты по отношению к другим людям поступаешь неправильно, (особенно, если это – ключевые позиции твоей родной нации), то к тебе — АБСОЛЮТНО ЗАКОНОМЕРНО появляются — ВОПРОСЫ! И эти вопросы будут «висеть» ровно — до того времени, пока на них не будет дан – правильный ответ! А евреи правильного ответа – не дают. Не знают наверное. А это значит, до того времени пока они не дадут правильный ответ, они будут – не правы! И так кстати, считает — очень много людей. Ну, особенно те, кто их — ненавидит. И — вот ещё что: обычно, никто никого не хочет убивать только за то, что он — просто хороший человек. Просто так, никто никого не ненавидит.

А вообще, я учился в группе вместе с одним евреем. Нормальный парень, весёлый такой, умный. А главное – адекватный. Значит, ему можно объяснить то – что я посчитаю нужным. И это является – определяющим моментом в моём отношении к человеку. Адекватный! — закончил Фишер.
— Всё, я понял тебя, — сказал Фишеру Вайс. — Короче, отвечаю: на евреев нам — всё ровно. Ненавидеть их, как немцы и фашисты их ненавидели, нам — не за что. Шульца зовут «Шульцем», потому что у него фамилия – Шульгин. Ну а меня ты знаешь. «Васянычем» уже немного – надоело быть. Решили мы это – разнообразить. Тем более всё-таки в «бригаде», «Васяныч» как-то уж — слишком по-домашнему что ли.
— Да, да. По-дворо́вому как-то. И ещё, некоторые граждане — котов своих так зовут. И самое главное: «Вася» — совсем не страшно, совсем как-то не страшно. Я тебя понимаю, — сделал сочувственное лицо Фишер.

Вайс сидел в «Тойоте» Фишера, «тыкал» пальцем в магнитолу, переключая радиостанции.
— Ты там поаккуратнее, — проговорил Фишер. – Баб не катай. Сразу по-многу. А то духами весь салон провоняет, не продохнёшь потом, — делал ему напутствие Фишер. – И вообще, поаккуратнее. Эта «тачка» между прочим — …
— Не «хухры-мухры», я знаю, – перебил его на полуслове Вайс.
— На день. Ну, может на два. А потом, — Фишер свистнул, — назад меняемся. Вот-та́к вот.
— Апп-чём речь? – ответил Вайс с водительского сиденья Тойоты довольно улыбаясь. — Как скажешь. Ну ладно, ты сейчас куда?
— Я, по делам, — ответил Фишер.
— Ну тогда я поехал, — сказал Вайс, заводя его «Тойоту».
— Давай, — ответил Фишер, провожая взглядом свою отъезжающую «Тойоту».
Фишер сел в «восьмёрку» которую ему предложил Вайс. Повернул ключ зажигания. Двигатель послушно заурчал.
— Ого! Она ещё и заводится?
Воткнул передачу, отпустил сцепление.
— Ого! Она ещё и ездит! Ну всё, я погнал, — проговорил Фишер, выезжая на проезжую часть улицы. – Но-о-о! Залётныя-а-а-а!! — прокричал Фишер прибавляя газ, ревя мотором выворачивая на проезжую часть.

Вечером того же дня, квартире Володи раздался телефонный звонок. Трубку взяла жена Володи – Оля.
— Ало.
— Алё! Оль ты что ли? Это Фишер, Вован дома?!
— Здравствуй во-первых…
— Вован дома я тебя спросил?! Бегом позови его, сейчас-же!! СЛЫШИШЬ?!! БЕГО-О-О-О-М!! Я СКАЗАЛ!!! – прокричал в трубку Фишер.
— Ты чего так разговариваешь со мной? – возмутилась Оля, — Вообще охренел что-ли? – и уже обращаясь к подошедшему Володе протягивая ему телефонную трубку. — На! Фишер твой — вообще с ума сошёл! Орёт на меня!! Представляешь?!!
Володя взял трубку:
— Алё.
— Вован проблема! Я за Димоном следил, короче, его вырубили по-ходу чем-то что ли? В машину затолкали и увезли! Я пока к своей подбежал… Короче, — потерял я их, слышишь?! Потерял!!
— Тихо, погоди, какая машина?
— «Девяносто девятая», чёрная. Номер три…, сука, там вроде двойка ещё была, или семь… Далеко было, я не разглядел! Вован, сделай что-нибудь! Чего там у вас есть? «План-перехват» — мать его, какой-то там у вас, слышишь?! Они по Гоголя поехали, по направлению к этому…к э-э!
— Саня, номер нужен! Номер какой у них?! Вспомни!
— «Три… не помню я, далеко было уже… Чёрт… — в трубке послышался визг тормозов, и ругань Фишера, — «Куда ты лезешь! Муд-ак!!», — и уже в трубку Володе: — Куда теперь Вован? Если они из города поехали…
— Саня, ты где сейчас? – спросил Володя.
— Погоди, я сейчас…
В трубке послышался короткий визг тормозов машины, и сразу же звук сильно ревущего мотора «восьмёрки». Машина резко набирала скорость. Послышалось три резких автомобильных сигнала, затем ругань Фишера, и усиливающийся надрывный рёв «ВАЗовского» двигателя.
— Саня, ты где сейчас едешь? – снова спросил Володя.
— Я… я сейчас… Во, вон они кажется! Точно!! Я нашёл кажется… Всё, я занят…, всё!
— Саня, ты сейчас где? Саня?! Саня!!!

В трубке послышались короткие гудки. Фишер выключил трубку.
Володя держал трубку телефона в руке перед лицом, и внимательно смотрел на неё так, как будто оттуда в любой момент можно было что-то услышать.
— Что случилось? – спросила Оля, взволновано глядя на него.
Володя, словно очнувшись, посмотрел на неё.
— А? Ничего не случилось. Пока. Скоро узнаем. — И положил наконец телефонную трубку на рычаги аппарата.

———————————

— Б-я! Вот мудак!! – выругался молодой парень, сидевший за рулём.
Дима с заднего сиденья, увидел обогнавшую их машину, которая заняла их полосу прямо перед ними, и стала притормаживать. Парень, сидевший за рулём их машины снова выругался, и три раза резко посигналил.
Каждый раз, когда их машина резко дёргалась, Дима чувствовал как лезвие от ножа который держал сидящий справа от него парень — больно врезалось ему в бок.
— Давай езжай! – крикнул водитель из машины, хотя окна машины в которой они ехали были закрыты, и водитель обогнавшей их — то ли «восьмёрки», то ли «девятки», не мог их слышать.
Парень, сидящий за рулём машины в которой везли Диму, вырулил влево, и дал газ, намереваясь обогнать только что обогнавшую их машину. Через несколько секунд они на приличной скорости – обогнали её. Её стёкла серой «восьмёрки» были «наглухо» затонированы.
— Баран какой-то, — выругался их водила.
Прошло около минуты.
— Смотри, опять обгоняет! – сказал парень, сидевший с ножом справа от Димы.
Машина снова обогнала их, перестроилась и заняла полосу — впереди них, и стала сбрасывать скорость.
— Ты посмотри! Вот козёл, а!! – снова выругался их водила, резко затормозив, чтобы не врезаться в тормозящую впереди «восьмёрку». Диму и двоих других на заднем сидении сильно мотнуло вперёд.
— Чего ему надо?! Кто это вообще бл..я такой?– спросил парень, сидящий кастетом, сидящий слева от Димы.
— Он вроде один в «тачке», я в зеркало видел его «тачка» сзади была, — сказал водила.
Обогнавшая их машина стала ещё больше притормаживать перед ними. Их водила резко вывернул руль влево, и дал по газам, пытаясь обогнать её. Но машина, ехавшая впереди, тоже приняла влево, и снова заняла полосу перед ними. Водила выругавшись снова затормозил. Затем снова перестроился в правую полосу. Передняя машина также приняла вправо, заняв их полосу — прямо перед ними.
— Чего ему надо, бл…я?! – крикнул водила.
Тут, из окна водительского сиденья ехавшей впереди «восьмёрки» показалась рука, и начала медленно махать вверх – вниз, по всей видимости, предлагая им остановиться.
— Кто это? Чего ему надо вообще?! – спросил сидящий слева парень с ножом.
— Не знаю, — ответил водила. – Номер весь в — дерьме! Не видно — ни хрена. Остановимся, я пойду выйду, разберусь, — сказал водила и начал прижимаясь к обочине останавливаться.
Через сорок — пятьдесят метров они остановились. Передняя «восьмёрка», строго держась перед ними, тоже остановилась в нескольких метрах впереди них.
— Пойду спрошу чего ему надо! – сказал водила открывая дверь.
— Не вздумай «рыпнуться»! – сказал парень с ножом, сидящий справа от Димы, и для пущей убедительности сильнее надавил остриём ножа Диме в бок.
Их водила захлопнул дверь, и пошёл к впереди стоящей машине. В этот же момент, из неё вышел… Фишер? Дима подумал: «Неужели появились «глюки» от ударов по затылку?» Ведь это явно не серебристая «Тойота» Фишера, а какая-то тёмная «восьмёрка». Дима закрыл на секунду глаза, и снова открыл их. Да. Это был — Саня! Он стоял, и пристально вглядывался в лицо Димы.
Тем временем, их водила уже подошёл к Фишеру, и резко дёргая вверх головой, видимо что-то резко спрашивал у Фишера. Фишер оторвал взгляд от Димы, посмотрел слегка удивлённо на подошедшего к нему парня. Затем снова посмотрел на сидящего на заднем сидении Диму. Потом снова перевёл взгляд на стоящего перед ним парня. Тот продолжал что-то резко спрашивать у него, подёргивая вверх своей головой.
Дима увидел, как Фишер незаметно перенёс вес тела на правую ногу, и тут же, быстро разогнав массу тела — сильно ударил парня в челюсть. Глухой, но резкий «щелчёк» от удара кулаком в кость челюсти был слышен даже в их закрытой машине. Голова парня сильно дёрнулась вправо, и не совершая никаких попыток сохранить равновесия, он рухнул на асфальт. Дима знал, что ощущения от такого удара такие — как будто в голову прилетела железобетонная свая.
— Б..я! Выкрикнул парень, сидящий слева, и распахнув свою дверь вылез из машины. Почти одновременно с ним, парень сидящий справа открыл свою дверь, и тоже поспешно стал вылезать из машины. Тем временем, Фишер уже был около их машины, и нанёс несколько ударов в голову первому вышедшему парню. После одного из ударов, голова парня ударилась затылком об окно автомобиля, и он осел рядом с машиной. Второй парень уже обошёл машину, и двинулся на Фишера. Фишер, с дальней дистанции сделал длинный выпад вперёд с неожиданным ударом левой в голову, и тут же добавил правой. Следующими ударами он также как послал парня на асфальт.
Дима стал выбираться из машины.
— Димон, ты как? – спросил Фишер.
— Нормально, — ответил Дима.
— Идти можешь, — Фишер схватил его под руку.
— Могу.
— Давай, давай, пойдём в машину.
Придерживая Диму под руку, они пошли к впереди стоявшей машине Фишера. Слева от машины, полулежал опёршись локтем на асфальт парень – водила. Тупо упёршись своим взглядом в асфальт, он излагал что-то нечленораздельное:
— Бы-ы-ы-л-л-и-и-а-а-а-а-а-а-а…
Проходя мимо, Фишер спросил у него:
— Что? Альфа-самец, дворовый? Неудачный день?! – и уже говоря Диме, — Давай Димон, садись в машину.
Лежащий парень — водила приподнял на Фишера лицо, и медленно спросил:
— Ты кто такой ва-абще, а?
— Не «парься», — ответил ему Фишер. – Зови меня просто — «хозяин».
Дима сёл на переднее пассажирское сидение, Фишер завёл мотор, и рванул с места с пробуксовкой. Отъехав метров сто. Он посмотрел в зеркало заднего вида и спросил Диму:
— Кто это, а?
— Не знаю, — ответил Дима. – Ты вообще, как очутился-то здесь? Это чья машина?
— Машина Вайса. Погонять взял. Ты чего, в город приехал, ничего не сказал, не позвонил? На звонки не отвечаешь? Тебя Вован видел. Говорит: «Непонятка какая-то». Вот я за тобой и катаюсь, аж с самого аж.
— Слушай, у меня кровь течёт. Я так сиденье испачкаю.
— Да и хрен с ним, с сиденьем, — ответил Фишер. – На возьми платок, он чистый. Они тебя плотно «приложили». В больничку тебя надо отвезти…
— Не надо в больницу, — прервал его Дима.
— Почему не надо? Надо. Вдруг у тебя там черепушка проломлена?!
— Нельзя мне в больницу. Они «ментам» сказать обязаны будут. Мне нельзя сейчас с «ментами» завязываться, — ответил Дима.
Фишер удивлённо посмотрел на Диму:
— Нельзя? А чего – нельзя? Смотри, платок уже почти весь в крови! Ладно, поехали тогда ко мне. У меня там Ксюхенция сейчас. Она посмотрит, «подлатает» там чего-нибудь. Только в аптеку сейчас заедем. А то у меня, из средств первой необходимости, кроме водки — ничего нет.
Через пару минут, Фишер остановил машину около аптеки.
— Я сейчас, мухой, туда и обратно. Посиди пока здесь.
Через несколько минут Фишер вернулся, и бросил целлофановый пакет на заднее сидение машины.
— Всё, поехали.

Фишер открыл дверь в квартиру.
— Проходи Димон, — сказал он, пропуская его вперёд.
Они зашли в коридор. Из кухни вышла красивая девушка, выше среднего роста, длинными волосами. На ней было красивое с узором платье, в коричневом тоне. Оно идеально сочеталось с каштановым цветом её волос.
— Ксюха, это — Дима. Дима, это — Ксюха, — представил Фишер. — Дима головой ударился об…э-э… Об…э… короче, нужно посмотреть чего там, «подлатать» там если чего надо. Чему вас там, в ваших мединститутах учат? Димон, проходи в ванну, сюда вот, давай.
Фишер помог Диме снять майку. Кровь была и на шее и на спине.
— Сюда её, — сказал Фишер, бросая майку в ванну. Пущенная из крана в таз вода сразу окрасилась в красный цвет.
— Где это вы так? – спросила Оксана.
— Там, – ответил Фишер.
— Здесь рассечение. Нужно в больницу, — сказала Оксана.
— Нет. В больницу мы не поедем. Скучно там. Давай что-нибудь сделаем. Вот смотри, я тут купил: бинты всякие, вату какую-то, йод…
— Надо перекись, — сказала Оксана. – Есть у тебя?
— Какую перекись? Перекись водорода? – спросил Фишер. – Волосы осветлять которой, что ли? На-хрена́ это надо?
— Продезинфицировать нужно. Есть перекись? -–снова спросила его Ксюха.
— Нет у меня перекиси. Нафига она мне. Я десять лет назад чуб в рыжий цвет осветлил один раз. Ещё на первом курсе института, и всё. Вот — йод зато есть!
— Йодом сожжёшь всё. Надо саму рану продезинфицировать.
— О, у меня водка есть, коньяк, — нашёлся Фишер.
— Неси водку, — сказала Оксана.
Фишер пошёл на кухню, открыл шкаф, достал бутылку водки и бутылку коньяку. Коньяк поставил назад. У бутылки водки открутил пробку, и идя в ванную, приложился к горлышку. Ксюха оторвала от него бутылку, Фишер поперхнулся. Она стала обрабатывать аккуратно рану на затылке у Димы. Он издал тихий стон.
— Надо потерпеть немного, — сказала ему Оксана.
— Не могу я на эти процедуры больничные смотреть, — сказал Фишер, — как только люди этими — врачами идут работать?
Через некоторое время, Ксюха обработав рану, сделала Диме круговую повязку на голову.
— Спасибо, — сказал Дима.
— Всё равно нужно в больницу, — сказала Оксана. – Мало ли что? Снимок сделать.
— Ладно, разберёмся.
Дима с забинтованной головой сидел на кухне. В коридоре Фишер в полголоса разговаривал с Оксаной. Увидев небольшой синяк на скуле у Фишера, Ксюха стала ощупывать его пальцами, осматривая его лицо. Фишер, отводя её руку в сторону сказал:
— Спокойно доктор, я здоров. Постельный режим, с полным осмотром, сегодня — отменяется. Дима ночевать у меня останется. Нам поговорить ещё надо.
— Где это вы так? Что случилось?
— Да нигде, — отмахнулся Фишер.
— А у тебя что? – спросила Оксана, указывая ему на синяк на скуле.
— Где? – спросил Фишер, смотрясь в зеркало, — А, на скуле что ли? Да это вообще, ещё – позавчерашнее!
— Что вообще — происходит? Чем вы занимаетесь?!
— Тихо! – сказал Фишер, и уже почти шёпотом добавил, – у Димы голова болит. — Живём мы так. По-другому не получается. Пока. Ладно, всё, на вот деньги на такси возьми.
— У меня есть, — ответила она.
— На, бери, «есть у неё». Всё, давай, позвоню.
«Нехорошо получилось, — подумал сидя на кухне Дима. – Стол накрыт. Они свидание вдвоём планировали, а тут я…».
На кухню зашёл Фишер. Он критически посмотрел на Диму с забинтованной головой, и произнёс.
— Да-а.
Фишер пропел эпизод из песни «Осколки» группы «Аукцион»
Бой, неравный бой.
Я ранен в го-о-олову я герой!
Помнишь эту песенку прикольную?
— Помню. «Прикольную» – это не то слово, — ответил Дима.
— Это точно. Ну вот что, Чапаев, — сказал Фишер, смотря на забинтованную голову Димы. — Рассказывайте, какая у нас диспозиция выработана на сегодняшний момент? Давай Джимми, давай, рассказывай всё. Чего это за фигня такая? Почему ты решил меня в — неведении держать? А? Нехорошо –о! Совсем нехорошо. Чего это вообще за – уроды такие? А если бы тебя Вован случайно не увидел? Вряд ли тогда получилось бы как в песенке: «Прилетит вдруг волшебник в голубом вертолёте», как сегодня получилось. Давай Джимми, рассказывай. Подожди, тебе коньячку можно сейчас?
— Нет, лучше не стоит.
— Да, если сотрясение, то – нельзя, — согласился Фишер.
Дима подумал: «Всё уже закончено. Теперь уже можно рассказать. Ведь это же Саня. Саня — Фишер. Если не ему, то кому же?
Он начал рассказывать всё с самого начала. С 1993 года, когда он впервые увидел Лену, как познакомился с ней в студенческом лагере. Как ему было – хреново, когда он увидел, что она в близких отношениях с другим. Потом он рассказал об изнасиловании. Потом — про всё остальное.
Фишер слушал всё больше и больше удивляясь. Один раз он попросил Диму остановиться, налил себе коньяку, выпил, и стал слушать дальше.
Когда Дима закончил, Фишер посидел молча некоторое время, потом изрёк:
— И вот это вот, всё происходило, а я вообще ничего не знал, да? Это вот — друг называется! Да? Ну почему ты всё один-то решаешь: что тебе делать? Ты что, считаешь что ты самый умный что ли? Почему всё один-то?
— А какое я имел право тебя под это всё подставлять? Под «статью» со мной пойти ? А ради чего? Ведь она, даже мне, по сути – никто! Не говоря уже о том кто она- тебе. Это тебя никаким образом не касалось. Вообще никак! Это только моё. И подставляться тебя просить, я никакого права не имел!
В коридоре раздался звонок входной двери.
— Это кто ещё? – спросил Фишер. – Я никого не жду.
Фишер посмотрел в окно, и пошёл открывать дверь.
— О. Вальдемар, — посмотрев в глазок сказал он, и стал открывать дверь.
— Что тут у вас? – спросил входя Володя, не разуваясь сразу направившись на кухню. – Диман, что случилось??
— Ну ты посмотри, а?! – сказал Фишер. – Ксюхенция, как быстро «насвистела» обо всём, а? Никакой конспирации с этими бабами.
— Диманыч, чего случилось, а? Рассказывай давай, — снова обратился к нему Володя.
— Ну что Джимми, надо рассказать всю эту тему Вальдемару. А потом, порешать: что и как делать дальше, — сказал Фишер.
— Какую «тему»? Что за «тема»? Давайте, выкладывайте.
Дима немного помолчав начал:
— Помнишь, я заходил к тебе в прошлом месяце на работу, сидели выпивали у тебя в кабинете? – начал Дима.
— Ну да, конечно помню, — ответил Володя.
— Помнишь ты мне рассказывал про девушку, которая в институте на нашей специальности училась, заявление об изнасиловании подавала в том году?
Володя задумался на несколько секунд:
— Да, помню. Рассказывал.
— Так вот. Я с ней встречался в 93 – ем году, когда мы в студенческом лагере отдыхали летом, последний раз. В общем, у меня к ней… очень сильное… В общем, когда ты отходил на некоторое время, к начальству кажется, я информацию о тех четверых себе распечатал. Короче, я двоих из них убил. Зарезал. Вот, всё.
— Как зарезал? – крайне удивлённо спросил Володя, глядя недоумённо на Диму.
Дима молчал. Володя посмотрел на Фишера, тот закрыл глаза и утвердительно – кивнул.
— Как зарезал? Да вы, чего?
— Ну как зарезал, — ответил Фишер, — ножом. Или может ещё какие варианты есть?
— Ты это что, серьёзно?? – спросил Володя.
Фишер снова ответил за Диму:
— Почему обязательно – «серьёзно», — ответил Фишер, — может с шутками. Не серьёзно, понарошку.
Дима молча кивнул.
Володя помолчал, пытаясь «переварить» услышанное. Потом протянул руку, взял бутылку, налил себе коньяку, молча выпил.
— А-а, это? Спросил Володя, показывая на забинтованную голову Димы.
— За мной следили сегодня. Не знаю кто, может оперативники, может бандиты. В общем, от них я ушёл. А вот от других – не получилось. Саня вовремя… тут… — кивнул он на Фишера.
— А где это случилось? – спросил Володя.
— На Гагарина, у парка.
— А ты где же был? – обратился он к Фишеру. — Ты же должен был наблюдать за ним?
— Пи́сать я ходил, «где я был», — ответил Фишер. – Я тебе что — терминатор? Целый день в машине сидеть? Машина… «ДЭУ» Диманова, в парке осталась! Блин!!
— Точно, в парке — сказал Дима.
— Надо срочно забрать её от сюда! – сказал Фишер. – Так, Джимми, ты оставайся здесь. Ключи где?
— Ключи у меня, всегда в кармане, — сказал Дима, вытаскивая из кармана ключи от машины, — вот.
— Нормально. Вован ну что, погнали? Туда такси возьмём.
— Поехали, — сказал Володя.
——————————

— Вот здесь остановите, — Фишер расплатился с таксистом, и они с Володей вышли из машины, которую остановили рядом с парком.
— Вот здесь я остановился. А Диманыч, во-он там свернул к парку. Я вышел и тоже пошёл в парк. Думаю, посмотрю куда он дальше поедет. А когда я поближе подошёл, сморю, а там уже какая-то «канитель» нездоровая началась. Они его в тачку, и поехали. Я пока назад к машине, пока завёл, они уже прилично отъехали. Вон она его машина стоит.
Они увидели через густой кустарник стоящую на том же месте «ДЭУ».
— Багажник открыт, — сказал Володя.
Они осмотрелись вокруг.
— Ну что, надо валить отсюда, — сказал Фишер, подходя к машине.
Они сели в «ДЭУ», Фишер завёл мотор.
— Ты что, «датый» что ли? – спросил Володя, указав пальцем под своей челюстью.
— Ну и что? – искренне удивился Фишер. – Я «мента» везу, — ответил он. – Я, фактически – на задании!
Володя покачал головой, но ничего не ответил.
Через минуту, они выехали на проезжую часть.
— Так, слушай, — сказал Володя. — Давай её ко мне. Тестю в гараж поставим пока.
Фишер удивлённо посмотрел на Володю.
— А его машина где?
— На даче они все. Но только к воскресенью, к обеду, «тачку» надо будет забрать от-туда.
— Как скажешь, — ответил Фишер.
— Давай только ко мне домой заедем, — сказал Володя. – Ключи от гаража взять надо.
……………………….

Через час, они уже заходили в квартиру Фишера. Дима сидел всё также на кухне, за столом.
Зайдя, Фишер положил ключи от его машины на стол перед Димой.
— Машинку твою мы в гараж тестя Вованыча поставили. До воскресенья. А завтра я что-нибудь придумаю.
— Там на машине номера нужно поменять, — сказал Дима.
— Какие номера? – спросил Володя.
— Ворованные, — ответил Фишер. – Джимми номера «спёр», и на свою «ДЭУ» повесил. Чего он, как дурак, со своими номерами «на дело» должен ездить что ли?
— Ну вы блин — даёте! — сказал Володя.
— Да. С номерами некрасиво получилось, — ответил Фишер. – Воровать нехорошо.
Фишер налил в рюмки коньяку себе и Володе. Они молча без тоста выпили, и стали закусывать. Фишер прожёвывая, и оглядывая остальных произнёс:
— Да-а-а-а-а. Хорошая у нас компания, — заметил Фишер. – «Мент», «киллер» и «коммерсант». Прямо как начало анекдота. Сложилась устойчивая преступная группировка, — Фишер ткнул пальцем в Володю, и добавил: — коррумпированная! А машину киллера спрятали в гараже у заслуженного милиционера города! Беспрецедентный случай за всю историю криминалистики!
— Ну ладно, хватит. Ты можешь быть когда-нибудь серьёзным? – перебил его Володя.
— Слушай! Ты стал говорить — точно так же, как и твоя жена Олька. Меня это начинает пугать! – ответил Фишер.
— Что дальше-то делать будем? Надо решать, — продолжал Володя.
— А что дальше? Димону надо сваливать из города, в Москву, — сказал Фишер. – Москва это – большо-о-о-е «болото». Москва это вообще – другая страна. Москва, чем-то мне нравится. А пока у меня отлежится сколько надо. А как нормально чувствовать себя будешь, в Москву «на дно» раз, – и нет тебя.
— Слушайте, я пойду правда прилягу, — сказал Дима. — Чего-то я действительно устал.
— Да, конечно. Пойдём я тебе бельё сейчас дам. У тебя, такой — насыщенный денёк, сегодня выдался.
Через несколько минут Фишер вернулся на кухню.
— Умаялся Димон совсем. Видать, придурков всяких «валить», дело – не лёгкое. Пусть проспится как следует. Да-а. Сильно его «приложили», сволота недоделанная. Сзади нападают, стайкой, как дворняжки. Ссут, потому что. Дворняжки – и есть! Я тоже чего-то совсем вялый стал. Это хорошо получилось, что они на меня по — одному вышли. У меня время на каждого было. А если бы сразу, одновременно? Какой-то я заторможенный стал. Главное всё вижу, знаю что делать, а двигаюсь и действую ме-е-е-дленно. Как будто под водой нахожусь. Скорость сильно «просела». Надо в зал походить, потренироваться. Ты бы узнал, что там в «уголовке» («уголовный розыск» — прим. автора), что у них на Димона есть? Если есть что?
— Ага. А как я объясню им личный интерес к данной интересующей меня информации? – спросил Володя. – «У меня там друг пару человек завалил. У вас, случайно, на него ничего там нету?» Так ты это себе представляешь? Если его видели, то описание внешности должно быть. Фоторобот возможно. «Тачка» его.
— «ДЭУ» свою Димон по доверенности брал, зарегистрирована она вообще в Москве. Узбеки этих «ДЭУ» до-хрена наклепали. Поди проанализируй каждого владельца? — ответил Фишер. – Хрен они, по «тачке» на него выйдут. Номера «липовые» снимем, и всё, — сказал Фишер. Фишер:
— Блин. До сих пор не могу до конца осознать, что всё это — реально произошло, — сказал Володя, и добавил уже совсем тихо, поставив локти на стол и взявшись руками за голову. — Два трупа!
— И ещё, кража двух автомобильных номерных знаков! – добавил Фишер с серьёзным видом, и опрокинул рюмку коньяку.
Володя посмотрел на него серьёзно осуждающим взглядом, за неуместный сарказм и иронию. Фишер только развёл руками:
— Кошмар! Ладно там трупы. Но вот кража номеров… Этого я от Димона – никак не ожидал!
— Тебе бы всё прикалываться, — сказал Володя. – Дело в натуре серьёзное.

СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА 19

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА 17

————————————————-

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.