Глава 11

            — ВЕРНУТЬСЯ В ОГЛАВЛЕНИЕ —

                                                                 (Июль, двадцатые числа, 1998 г.)

На следующий день в кабинет постучали.
— Да, входите, — сказал Изотов.
— Можно? – в дверь заглянула невысокая девушка лет двадцати пяти.
— Да, проходите.
— Меня вызывали, вчера звонили. Я правда, не поняла, по какому вопросу?
— Вы присаживайтесь. Спасибо что пришли Светлана Анатольевна, — ответил ей Изотов.
Она осторожно присела на краешек стула, положив сумочку на колени. Прямо напротив неё, через стол, расположился оперативник Егор.
— Светлана Анатольевна, — начал Изотов, — мы вызвали вас потому, что вы могли бы нам помочь разобраться в одном вопросе. И ещё, потому что это может быть — очень важным для вас.
— Для меня, — удивилась она, — но что вы имеете ввиду? Я не понимаю.
— Я сейчас вам всё объясню. Тополёва Елена Николаевна, — это ваша подруга, это так?
— Да, мы с института с ней дружим.
— Она вам рассказывала о том случае, который с ней произошёл полтора года назад, в марте месяце? Она ещё подавала заявление в милицию по этому поводу.
Девушка стала думать часто моргая. Через несколько секунд сказала:
— Да, она мне рассказывала.
— Скажите Светлана Анатольевна, а кому вы ещё рассказывали о том случае? Кто ещё кроме вас мог знать о том неприятном инциденте?
— Я? Я никому не рассказывала. Да и Лена сама меня просила никому не говорить.
— А может Елена Николаевна сама кому-то рассказала. Ещё кто-нибудь кроме вас, знал об этом случае?
— Не знаю. Она мне рассказала, просила не рассказывать больше никому.
— А больше, кроме Елены Николаевны, вы случайно, от кого-нибудь об этом случае не слышали? Может быть кто-нибудь ещё рассказывал, или упоминал об этом, в разговоре?
— Нет. Ни от кого больше я об этом не слышала.
— Хорошо, — Изотов сделал небольшую паузу. – Понимаете в чём дело, Светлана Анатольевна, почему я вас, собственно и вызвал. Дело в том, что двое из четырех участников того крайне неприятного происшествия, были совсем недавно убиты. Убиты – преднамеренно, скорее всего, одним и тем же лицом. Основной версией мотива совершённых убийств, нами рассматривается как месть за то самое происшествие, которое случилось с вашей подругой полтора года назад. Суть вопроса заключается в том, что тот — кто совершил эти два убийства, мог узнать о том происшествии только через вас. Или от того человека, который от вас узнал о произошедшем с Тополёвой в марте прошлого года.
— Но я никому не рассказывала об этом! – взволновано сказала она.
Изотов замолчал.
— Светлана Анатольевна, — начал, молчавший до сих пор Егор, — дело в том, что Тополёва утверждает, что о том случае она рассказывала — только вам, и больше никому.
— Знаете в чём проблема? – снова заговорил Изотов.
— В чём? – не понимая спросила Светлана, снова повернув голову в сторону Изотова.
— А в том, что если эта версия, которую мы рассматриваем, является реальной, то человек, который узнал об этом, пускай случайно, так же может знать о том, что кроме вас о том случае — никто не знает! А это значит, что найти этого человека, мы можем только через вас. Понимаете? Вы являетесь единственной «ниточкой», по которой мы можем на него выйти. И понимая это, он может очень сильно захотеть – разорвать эту единственную связь, тем самым — исключить возможность раскрыть себя. Понимаете о чём я говорю?
— Не совсем, — ответила она.
— Он убил двоих, зарезал их, ножом, — вступил в разговор Егор. – Возможно он постарается тоже самое сделать с двумя другими. И если он не захочет (а он — НЕ захочет) чтобы через вас, мы вышли на него, он может ликвидировать вас как человека, который может нас вывести на него — непосредственно!
— Меня? Но за что? – наконец поняла девушка. – Но я же…
— Вы понимаете всю серьёзность создавшейся ситуации для вас? – продолжал теперь Изотов. Мы здесь, и сейчас должны определить направление, в котором могла уйти информация о том случае с вашей подругой. Где, когда, возможно был просто намёк на произошедшее. Возможно был с кем-то разговор о том случае, но вы были настолько взволнованы, что могли — позабыть об этом. Всё это для вас, Светлана Анатольевна, имеет сейчас — жизненно важное значение, — Изотов постучал указательным пальцем по столу, и поднял его вверх, подчёркивая важность ситуации, — жизненно важное!
Она смотрела растерянно то на Изотова, то на Егора, то снова на Изотова.
— Но я, не знаю. Я ни с кем не разговаривала об этом, — проговорила она снова.
— Светлана Анатольевна, а у вашей подруги, было много ухажёров? Ну, молодых людей, которым она нравилась? – спросил Егор.
— В общем да. Она очень многим нравилась. С ней многие хотели дружить.
— А вы не помните, у неё не было знакомых молодых людей, которые занимались боксом. Боксёры знакомые у неё были? Или кто-то, кто занимается ударными единоборствами.
Она задумалась ненадолго.
— Нет. Боксёров я не помню. Много знакомых ребят было. Но чтобы боксёров, я не помню.
— А вы не торопитесь. Здесь торопиться не нужно, — говорил спокойно Егор. – Вы спокойно посидите, и постарайтесь вспомнить. Вы ведь много лет знаете вашу подругу.
В кабинете на некоторое время воцарилось молчание. Изотов стал перебирать какие-то бумаги на столе, давая понять, что он не собирается мешать ей думать и вспоминать. Егор тоже отрешённо отвернулся, и смотрел в окно, делая вид что о чём-то думает. В деловом молчании прошло несколько минут. Наконец Светлана прервала молчание.
— Нет. Я действительно не могу вспомнить, чтобы у неё был знакомый боксёр.
Егор нахмурился, давая тем самым понять, что это делает положение очень серьёзным.
— Ну что ж, — сказал Изотов. – Давайте Светлана Анатольевна, сделаем так. Вы езжайте сейчас на работу, или куда вам нужно. Но только пожалуйста, постарайтесь ещё раз вспомнить все возможные моменты, когда может не явно, полунамёками, говорили кому-то о том случае. Я вам напишу здесь номер моего телефона, и вы если что-нибудь интересное вспомните, из того о чём мы здесь вас спрашивали, то обязательно позвоните мне, хорошо?
— Хорошо, — ответила она, беря листок с номером телефона.
— Пока — всё. Можете идти.
— До свиданья, — сказала она Изотову. – До свиданья, — сказала она обращаясь теперь к Егору.
— До свиданья, — попрощались они с ней.
Они посидели молча немного, Егор произнёс фразу из песни:
— «Крокодил не ловится, не растёт кокос».
— Не ловится. На «живца» придётся «крокодила» брать, — ответил Изотов. – Пока он остальных сам не переловил.
……………

Через пару минут после того как подруга Тополёвой ушла, в кабинет зашёл Олег.
— Олег, что там с мужем Тополёвой, — спросил вошедшего Изотов.
— В Питере он, в командировке. Я вчера позвонил, коллеги питерские обещали помочь. Сегодня выяснилось, что за час, а во втором за три часа до предполагаемых момента совершения убийств, муж Тополёвой находился на работе, в Питере. Только если на истребителе мог слетать сюда чтобы сделать что-то.
— Версию с использованием истребителя, мы пока рассматривать не будем, — сказал Изотов. — Значит – не он.
— А вариант «заказа», — спросил Олег.
— Вряд ли, — ответил Изотов. — Убийца «валит» их так, что на лицо явный личный мотив просматривается. Разговаривает с ними сначала. Это не заказной киллер. Что, где там Юра наш?
— Работает. Вчера на «Спартаке» был, сегодня на «Центральном спорткомплексе» информацию о боксёрах поднимает.
— Ну хорошо, пусть поднимает, — сказал Изотов.
—————————

На утро следующего дня, оперативники собрались в кабинете у Изотова.
— Егор, что там с наружным наблюдением, — спросил Изотов вошедшего оперативника, — договорились с Бузаевым и Колмановым?
— Колманов пропал, — ответил Егор.
— Как пропал? Когда, где?! Да вы что?
— Утром приехал на своей машине на СТО, и сказал Бузаеву, что – «сваливает». Куда и насколько не сказал. Машину свою там же на стоянке СТО и оставил.
— Фу, я уж думал… Он что, и дома появляться не будет?- спросил Изотов.
— Дома ответили, что он уехал «по делам в командировку». Сказал, что на некоторое время. Куда – не сказал. Потом позвонит скажет, может быть — ответил Егор.
— Та-ак, — протянул Изотов. — Значит побежали ребятки, кто куда. А Бузаев что?
— А что Бузаев? У него семья, ребёнок. СТО опять же не на кого оставить? Куда ему бежать? – ответил Егор.
— Ну что ж, так оно может и лучше. Егор, Олег, — обратился Изотов к оперативникам, — значит будем с Бузаевым в контакте работать. От него информация о времени: когда выходит утром из подъезда к машине. Вы, до этого момента, осматриваете подъезд, на тот случай, если его этот, «неуловимый» пока «мститель» решит в подъезде с ним «поздороваться». И двор тоже, в особенности: путь от двери подъезда — до машины Бузаева. На СТО, я думаю, убийца не сунется. Там работники. Ему лишние свидетели не нужны. Вечером от Бузаева информацию о времени его выезда с СТО. Едете за ним на дистанции. Затем, он останавливает свою машину на дороге в оживлённом месте. Стоит ждёт минут 10 – 15. Вы с Олегом, тем временем, подъезжаете к его дому. Осматриваете лестничные площадки всех этажей его подъезда, и двор. Если заметили подозрительную личность, прикиньтесь пьяными «в дупель». Держитесь друг за друга, за деревья, за что угодно. Он в расчёт вас брать не будет. Как только он вступит в контакт с Бузаевым, — действуйте. Он долго «резину» с Бузаевым тянуть не будет.
Изотов замолчал ненадолго, задумался, затем продолжил:
– Егор, звони Бузаеву, обозначь все основные моменты взаимодействия с ним.
— Хорошо, — ответил Егор, и взял телефон.
– Олег, как там у Юры дела? Ездил к нему вчера? Что он там? – спросил Изотов
— Просматривает всех. Там у них на спорткомплексах из информации о спортсменах только фамилии имена и отчества. Адреса не всех есть. В ДЮСШ ещё образовательные школы, в которых учились есть. Юра сейчас их здесь по «базе» всех «пробивает».
— Хорошо, пусть работает.
Егор, разговаривая в это время по телефону с Бузаевым, сказал в трубку: «Подожди», и прикрыв телефонную трубку рукой сказал Изотову:
— Андрей, Бузаев — «втупил».
— Что значит – «втупил»? – переспросил Изотов.
— Говорит – не надо ему никакого наружного наблюдения…
— Ну-ка, дай его сюда, — сказал Изотов, протягивая руку и забирая телефонную трубку у Егора. – Алё, следователь Изотов. Я не понял Бузаев, тебя что-то не устраивает?
— Не надо за мной никакой машины для слежки, — сказал на том конце провода Бузаев. – Не надо за мной ездить и следить.
— Ты может не выспался сегодня? – вежливо поинтересовался у него Изотов. – За тобой никто следить и не собирается. Ты нам не нужен. Пока. А вот тот, кто тебя — «прирезать» хочет, очень я думаю, тобой — интересуется. Ты может забыл об этом? А?
— Нет. Не забыл. Только следить за мной не нужно, — ответил снова Бузаев.
— Послушай, та наверно чего-то недопонимаешь, — продолжал Изотов. – Он твоих приятелей «завалил», как «два пальца об асфальт». Ты чего думаешь?! Ты — что, такой крутой, и он тебя что, испугается что ли? Ты что, действительно так думаешь!? А?!!
— Ничего я не думаю, — ответил в трубку Бузаев. — Я один, практически нигде не бываю. Вечером, я за женой и сыном в детсад заезжаю…
— Внимательно теперь меня слушай, — прервал его Изотов. – Если он не сможет найти место и способ для того чтобы подойти к тебе одному, то через некоторое время он достанет где-нибудь «ствол». Когда — неизвестно. Но тогда, он уже — точно найдёт способ, чтобы сделать с тобой то – что задумал. Только тогда, ни ты, ни мы, и никто знать об этом уже — не будем. Он может сделать это: и в городе, и около твоего дома, и возле СТО, то есть- где угодно! А это значит, что шансов у тебя будет примерно – «ноль!» или — чуть меньше. Ты понял? Единственная возможность взять его, это вытащить его сейчас, «на живую». Поэтому слушай меня внимательно, дабы не быть тебе ещё одним потерпевшим: домой с этого дня, от своей машины до двери подъезда, ты будешь ходить – один! Время своего выхода из дома утром, а также время твоего выезда с СТО вечером, и другие передвижения в течение дня по городу, все эти вопросы и временные моменты, ты будешь заранее согласовывать с оперативниками. А за свою жену не беспокойся. Он, в отличие от некоторых, на женщин – не нападает. Всё! Передаю трубку оперативнику, — Изотов отдал трубку телефона Егору.
Егор взял трубку и некоторое время согласовывал с Бузаевым время его передвижений на сегодняшний день.

Когда Егор закончил обсуждение с Бузаевым, он положил трубку и спросил у Изотова задумавшись:
— Что Андрей думаешь, пойдёт он на Бузаева?
— Егор, понимаешь, — начал Изотов, — если он уже пошёл на убийство, на два, то и на третье — тоже пойдёт. В этом вся суть его действий: наказать всех — кто там был, понимаешь? В чём будет смысл, если он остановится на полдороги? В чём?! «Жалость» у него проснётся к этим? Не думаю. Бузаев, конечно — здоровый «бычара». Но, если бы этот «мститель» не был бы настолько уверен в себе, то он и на тех двоих не пошёл бы. А он — пошёл, и пошёл — «в лоб», в открытую. Значит — уверен в себе на все сто! И если пошёл, то значит просто — НЕ мог НЕ пойти. Не мог по-другому он, понимаешь? А это значит, что и на Бузаева он пойдёт. Не оставит он его. Такое моё мнение. Я почти убеждён в этом, — закончил свои рассуждения Изотов.
Они посидели молча с минуту. Затем Изотов обратился к Олегу:
— Олег, ты Юре там после обеда помоги с боксёрами разобраться. До того пока на «наружку» не поедете, хорошо?
— Хорошо. Я помогу, — ответил Олег.

СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА 12

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА 10

—————————————

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.