ВВЕДЕНИЕ: ВЕГЕТАРИАНСТВО В МИРОВЫХ РЕЛИГИЯХ

“Потому что участь сынов человеческих и участь животных – участь одна: как те умирают, так умирают и эти.

И одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества перед скотом, потому что все – суета!”

Екклезиаст 3:19

Каждый день на свет появляются тысячи человеческих существ, и еще тысячи умирают. Порой этот мир представляется безбрежным океаном рождений и смертей. Животные, как и мы, пытаются удержаться на плаву, и как бы ни различались наши жизни, все мы приходим к одному концу. Люди и животные одинаково смертны, и в этом смысле абсолютно равны.

Конечно, человеческое существование отличается от существования в других формах жизни, и самое важное отличие состоит в жажде духовного знания. Стремление к Богу – вне зависимости от определенной религии – отделяет человека от животных. Едва ли какое-нибудь животное заглянет, к примеру, в эту книгу, хотя бы для беглого ознакомления.

Несмотря на расхождения в области учения и обрядов, все религии единогласно признают необходимость нравственных устоев и этических принципов. Эти устои и принципы неизбежно подразумевают вегетарианство и сострадание к животным. Данная книга имеет целью показать, что первые приверженцы основных мировых религий действительно предпочитали жизнь без мяса и зачастую пропагандировали вегетарианство.

Говорить о вегетарианстве и вероисповеданиях особенно трудно из-за религиозного лицемерия, которое нередко на одном дыхании проповедует братскую любовь и человекоубийство. Все верующие (и многие атеисты) ценят милосердие и сострадание, но мировые религии не слишком заботятся о поощрении этих качеств. Мы проявляем жестокость и нетерпимость по отношению к себе подобным, точно так же мы поступаем по отношению к животным. Кажется, что религия скорее разжигает насилие, чем искореняет его. Тому есть множество примеров: крестовые походы, инквизиция, бесконечная война католиков и протестантов в Северной Ирландии, извечная вражда между евреями и их исламскими соседями, распри индуистов и мусульман в послевоенной Индии и недавнее кровопролитие в результате стычек буддистов и индуистов Шри-Ланки (англ. издание книги вышло в 1997 г. – Ред.). Очевидно, милосердие и сострадание, к которым призывают большинство религий, обходят стороной не только животных, но и людей, принадлежащих к другим вероисповеданиям.

Налицо явная ошибка. В идеале набожность должна бы противостоять нетерпимости. Качества, составляющие цель всех центральных религиозных течений – любовь, милосердие, сострадание – традиционно превозносятся; ненависть, жестокость и предвзятость традиционно осуждаются. Такова теория. Но на практике все, как правило, происходит совершенно иначе. Как известно из истории, самые кровопролитные бои разыгрываются именно на почве веры. Это обстоятельство само по себе не уменьшает ценности религиозных организаций, но оно заставляет нас спросить, насколько последовательно такие институты претворяют в жизнь то, что проповедуют? Если те, на ком держится вера – духовные лидеры, философы, теологи и адепты, – заблуждаются в отношении людей, принадлежащих к другим вероисповеданиям, возможно, они заблуждаются и в отношении животных? Может быть, границы милосердия проводятся искусственно?

Сегодня эти границы очень заметны, но история древних религий представляет нам совершенно иную картину. Чем дальше мы углубляемся в историю вероисповеданий, тем больше видим уважения ко всем живым существам.

Вполне естественно, что вегетарианство играло заметную роль в почитании жизни в любых ее проявлениях. Скажем, мусульманство, самое молодое из крупнейших мировых вероисповеданий, возникшее 1300 лет назад, не считает вегетарианство идеалом. Христианство, которому 2000 лет, в отдельных случаях поддерживает отказ от мяса. В иудаизме, насчитывающем 4000 лет, есть сложившаяся традиция вегетарианства. Одна из старейших известных религий, индуистская, всячески его поддерживает. Буддизм и джайнизм, вышедшие из индуизма около 2500 лет назад, придерживаются принципов породившей их религии, часто еще более последовательно.

У этого правила есть исключения. Действительно, некоторые современные секты пропагандируют вегетарианский образ жизни. К примеру, адвентисты, квакеры и мормоны не едят мяса. Суфии являются исключением среди мусульман; бахаизм также поощряет растительную диету (хотя не накладывает строгого запрета на мясные продукты). Но несмотря на исключения, общее правило остается в силе: чем старше религия, тем ближе она к вегетарианству.

Для многих людей тот факт, что древнейшие вероисповедания тяготеют к растительной пище, кажется доказательством отсталости вегетарианского образа жизни; для них это – пережиток, говорящий о суеверии или невежестве. Для других древность вегетарианской традиции свидетельствует о ее особой значимости в религиозной мысли тех времен, когда чистота веры и доктрины еще не подвергалась позднейшим переосмыслениям, толкованиям и исправлениям.

Наиболее ранние формы вероисповеданий всецело принимают вегетарианство – если не на практике, то, по крайней мере, в Писаниях. В данном случае я понимаю Писание как те тексты, на которых изначально основывалась вера, в отличие от последующих толкований. Любое объяснение записанного учения – включая мое собственное – в каком-то смысле можно назвать “толкованием”. Как бы то ни было, Писания сохраняют священную ценность для всех поколений верующих, вот почему особенно важно слышать в них именно то, что они говорят. В этой книге я стараюсь держаться как можно ближе к изначальному смыслу оригинальных текстов и ссылаюсь на первоисточники и их точные переводы на английский язык. В частности, все отрывки из Ветхого Завета сверены по “Полному иврито-английскому словарю” Рейбена Алкелея, а из Нового Завета – по “Греческо-английскому Новому Завету” Нестле.

Конечно, лишь очень немногие читают священные тексты таким способом. Верующим свойственно принимать то издание или тот перевод Писания, который предпочитает в данный момент их церковь. Большинство таких популярных изданий переведено недобросовестно или, по крайней мере, без понимания истинного значения текста. Отсюда проистекает серьезная философская и теологическая проблема. Значимость правильно донесенного Писания сравнима со значимостью инструкции по пользованию компьютером. Не нужно даже говорить о том, что к такой тонкой машине как компьютер, должно прилагаться специальное руководство. В сложном мире, где мы живем, Писания играют роль пособий, помогающих нам постигнуть универсальный закон и порядок. Более того, руководства, написанные людьми, несовершенны и нуждаются в поправках, тогда как законы, данные Богом, по определению неоспоримы и вечны и лишь немного различаются в зависимости от времени, места и обстоятельств. Таким образом, если возможно доказать, что священные тексты центральных мировых религий высказываются в поддержку вегетарианства, то данная книга может смело утверждать, что ни один из тех, кто хотя бы номинально причисляет себя к одному из вероисповеданий, не сумеет найти морального оправдания поглощению мяса.

 

С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ НАУКИ

Прежде чем привести религиозное и моральное обоснование вегетарианства, следует ознакомиться с причинами, по которым наука рекомендует исключить мясо из рациона. Современная медицина располагает убедительными свидетельствами того, что есть мясо опасно. Рак и сердечная недостаточность достигают масштаба эпидемии в странах с традиционно обильным потреблением мясных продуктов и сравнительно редко встречаются у народов, избегающих мяса. Ученые также доказали, что зубы челюсти и длинный, извилистый кишечник человека изначально не приспособлены для мясной диеты. Эти свидетельства особенно ценны потому, что вегетарианство, принятое из чисто умозрительных или философских соображений, обычно длится недолго. Не зная медицинской стороны дела, даже глубоко верующие люди склонны включать в рацион мясные блюда. В то же время избрать вегетарианскую диету, не понимая ее истинного значения для человечества, было бы поверхностно.

В качестве дополнительного аргумента стоит заметить, что истинно верующему человеку трудно примириться с мыслью о страданиях, причиняемых животным на бойне. Например, молодых бычков кастрируют, чтобы сделать их более послушными. Кастрация, к тому же, повышает жирность, а значит, и прибыль. Иногда она проводится радикально, в один прием, иногда растягивается на некоторое время – если используется кольцеобразное приспособление, из-за которого яички постепенно отмирают. Несмотря на то, что теперь в животноводстве широко применяются медикаменты, при этой операции обезболивающие препараты используются крайне редко, особенно в США. Вообще, случаи жестокости очень часты на скотных дворах. На фермах больные и покалеченные животные, или “лежачие”, часто мучаются по нескольку дней, дожидаясь, пока их отволокут на бойню. Число таких случаев можно было бы сократить, запретив фермерам наживаться на “лежачих”. (Мясо убитых животных стоит дороже мяса “мертвых по прибытии” на бойню.) Но такого никогда не произойдет.

Более того, подобные пытки переносят все “пищевые” животные, независимо от вида. К примеру, на птицефабриках нескольких кур часто втискивают в небольшую клетку размерами 12 на 18 дюймов. Страдания, которые они испытывают, доводят их до бешенства. Поэтому сегодня на фермах практикуется срезание клювов специальными машинами с раскаленными лезвиями, что еще более мучительно, чем долгое пребывание в битком набитой клетке. Несмотря на это, срезание клювов продолжается, поскольку, как утверждают фермеры, только таким способом можно помешать истерзанным птицам заклевать друг друга насмерть.

Кроме того, на фермах, поставляющих яйца, петушков обычно отбирают и уничтожают в специальных дробильных машинах. Ежедневно около 500 000 цыплят заталкивают в пластиковые мешки, где они задыхаются и затем размалываются. Иногда их дробят живьем, чтобы скормить несушкам или пустить на удобрения. Эти ужасы происходят повсеместно, но лишь в последнее время они стали известны широкой общественности. Будем надеяться, что благодаря развитию науки и техники вот-вот настанут лучшие времена для животных и что знания позволят нам разработать более разумную диету, при которой живым существам уже не придется жертвовать жизнью ради наших изменчивых кулинарных вкусов. В оставшейся части введения мы ознакомимся с чисто мирскими, практическими причинами для исключения мяса из рациона, а затем начнем исследовать различные мировые религии с тем, чтобы узнать, что они говорят о вегетарианском образе жизни и обращении человека с животными.

ПРОТЕИНОВЫЙ МИФ

Многие люди не могут решиться перейти на растительную пищу из страха перед белковым голоданием. Они спрашивают: “Можно ли получить качественный белок в необходимых количествах из пищи, не содержащей мяса?” Прежде чем ответить на этот вопрос, давайте выясним для себя, что же такое белок?

В 1838 году голландский химик Геррит Ян Мюльдер выделил вещество, содержащее азот, уголь, водород, кислород и другие микроэлементы. Он доказал, что это химическое соединение является основой всякой жизни, и назвал его “протеин”, то есть “наиважнейший”. Позднее было установлено, что протеин, или белок, биологически необходим: для того, чтобы жить, каждый организм должен потреблять какое-то его количество. Как оказалось, это объясняется тем, что белок состоит из аминокислот, “строительного материала” жизни.

Растения могут вырабатывать аминокислоты из воздуха, почвы и воды, но животные могут получать его только от растений, либо поедая их, либо поедая других животных, которые поглощают и усваивают растительную пищу. Только царство растений способно производить белок. Следовательно, у человека есть выбор: получать протеин напрямую и с наибольшей эффективностью из растений, либо получать его опосредованно и с большими затратами (финансов и природных богатств) из плоти животных. (Одна из причин высоких цен на мясо заключается в том, что для достижения необходимого веса животное заставляют поглощать невероятное количество растительных белков.)

В мясе животных нет таких аминокислот, которые не были бы получены из растений и которые человек не смог бы извлечь из растений сам. Более того, у растительной диеты есть дополнительное преимущество: вместе с аминокислотами поглощаются вещества, необходимые для правильного усвоения протеина – карбогидраты, витамины, минералы, ферменты, гормоны, хлорофилл и другие элементы, содержащиеся только в растениях.

В любом случае, вегетарианцы должны знать о теории комбинирования пищи, которую многие биологи считают основополагающей для тех, кто хочет получать “полный набор” белковых веществ. Эта идея, более известная как теория “сочетаемости белков”, получила широкое распространение благодаря популярной книге Фрэнсис Мур Лашт “Диета для маленькой планеты”, в которой автор объясняет, что при сбалансированной вегетарианской диете дополняющие друг друга белки должны употребляться вместе. К примеру, когда мы едим арахисовое масло, мы мажем его на хлеб; именно так обыкновенно едят арахисовое масло. Если при этом мы будем использовать хлеб из муки грубого помола, то получим изрядную порцию белков. Вот так работает этот принцип.

После поступления пищи организм расщепляет поглощенные белки на составные аминокислоты, которые затем усваиваются по отдельности, либо складываются в новые белки, необходимые человеку. Известно 22 вида аминокислот. 14 из них “необязательны”, 8 “обязательны”. (“Обязательны” здесь означает только то, что наш организм не вырабатывает этих кислот, и мы должны получать их из пищи.)

В “обязательный” набор аминокислот входят лейцин, изолейцин, валин, лизин, триптофан, треонин, метионин и фенилаланин. Согласно книге Лапп, все они должны содержаться в сбалансированном дневном рационе в определенных пропорциях. По этой причине до середины 1950-х годов мясо считалось прекрасным источником белка: в нем содержатся все 8 необходимых аминокислот как раз в нужных соотношениях. Тем не менее, в наши дни диетологи пришли к выводу, что многие растительные продукты по содержанию белков равноценны мясу, а может быть, даже более ценны, поскольку они тоже содержат все 8 аминокислот.

Общее правило для приготовления богатых белками вегетарианских блюд заключается в сочетании мучных продуктов (хлеб, макароны и др.) с бобовыми (соя, чечевица, арахис и так далее), например, бутерброды с арахисовым маслом. Орехи и зерновые в сочетании с бобами или даже с крупами также составляют богатый белками рацион. Если включить в диету молочные продукты, то опасность белкового голодания будет практически равна нулю, поскольку молоко тоже содержит все “обязательные” аминокислоты. Кроме того, обнаружено, что во многих видах листовой зелени и даже в картофеле содержится значительное количество полноценного протеина. А стакан морковного сока по количеству и качеству содержимого белка равен одному яйцу.

Доктор Джон А. Макдугалл, профессор-ассистент в медицинском колледже Гавайского Университета и руководитель оздоровительной диетической программы при больнице св. Елены в Дир Парк, Калифорния, говорит, что такое комбинирование белков необязательно. Он утверждает, что протеина более чем достаточно даже в растительных продуктах, взятых по отдельности. С ним соглашаются другие авторитетные ученые, и теория Лагш, вызвавшая одобрение диетологов своего времени, в наши дни оспаривается. Несомненно одно: можно комбинировать потребляемые продукты, можно прекрасно чувствовать себя, не следя за их сочетаемостью, но в любом случае доказано, что вегетарианская диета проста, полезна и обеспечивает необходимое количество белков.

В 1954 году группа ученых Гарвардского университета провела исследование и обнаружила, что при совместном употреблении разных овощей, зерновых и молочных продуктов выделяется даже больше протеина, чем необходимо получать в день. Из их отчета следует, что трудно представить себе разнообразную вегетарианскую диету, которая не превышала бы человеческой потребности в белках. Позже, в 1972 году, доктор Ф. Стейр из Гарварда произвел свою собственную проверку количества белков, получаемого вегетарианцами. Результаты оказались удивительными: большинство обследованных получали в день двойную норму протеина! Подобную работу проделал и доктор Пааво Айрола, один из ведущих специалистов XX века в области диетологии и естественной биологии. Его работы исчерпывающе доказали, что вегетарианцам не грозит белковое голодание и что протеин для них так же доступен, как и для тех, кто ест мясо.

В данный момент Американская ассоциация диетологов твердо убеждена в том, что растительные диеты полезны для здоровья и достаточно питательны при правильном составлении. В ноябре 1993 года журнал Ассоциации опубликовал обширную статью, подтверждающую это наблюдение. Более того, в “Пищевых директивах для американцев” излагаются те же взгляды, что отражает курс государственной политики в отношении охраны здоровья и предотвращения заболеваний. Эти директивы были изданы сперва в 1980, а затем в 1985 и 1990 годах Министерством сельского хозяйства и Службой здравоохранения – двумя ортодоксальными и консервативными организациями. Недавно появилось четвертое издание, где впервые прямым текстом говорится о пользе вегетарианства: “Некоторые американцы придерживаются растительной диеты из культурных, религиозных или медицинских соображений. Многие из них употребляют в пищу молочные продукты и яйца; такие лакто-ово-вегетарианцы, как правило, отличаются завидным здоровьем. Вегетарианские диеты прекрасно согласуются с “Пищевыми директивами” и отвечают принятым стандартам питательности. При достаточно разнообразном и обильном рационе количество получаемого белка оказывается вполне удовлетворительным”. Этот отчет был опубликован Совещательной комиссией по пищевым директивам в “Пищевых директивах для американцев” за сентябрь 1995 года и стал большим шагом вперед в распространении вегетарианского образа жизни.

 

МЯСОЕДЕНИЕ И ГОЛОД В МИРЕ

Давайте задумаемся над следующими цифрами. Одна тысяча акров сои дает 1 124 фунта годного к употреблению белка. Тысяча акров риса дает 938 фунтов белка. Тысяча акров кукурузы дает 1 009 фунтов белка. Тысяча акров пшеницы дает 1043 фунта белка. Теперь представьте себе: если скормить скоту тысячу акров сои, риса, кукурузы или пшеницы, получится только 125 фунтов годного к употреблению белка! Это открытие и другие факты из того же ряда приводят к тревожному выводу: мясоедение непосредственно связано с мировым голодом.

Некоторые диетологи, экологи и политики указывают на то, что если бы США отдавали бедным и голодающим народам мира столько зерна и сои, сколько идет на корм скоту, это навсегда покончило бы с голодом и сопутствующими ему ужасами. Диетолог из Гарварда Джин Майер подсчитала, что если сократить производство мясопродуктов всего на 10 процентов, сэкономленным зерном можно было бы накормить 60 миллионов человек. Статистика показывает: с учетом затраченных почвенных, водных и энергетических ресурсов мясо оказывается самым дорогим и непрактичным из всех пищевых продуктов. Из мяса к нам возвращается всего 10 процентов белков и калорий, скормленных скоту. Вдобавок, пастбища занимают сотни тысяч гектаров пахотных земель. Засеяв один акр такой земли соей, можно было бы получить 17 фунтов протеина. Корм с одного акра пастбища, съеденный бычком, обеспечит 1 фунт белка. Короче говоря, выращивать себе в пищу животных значит бездумно расходовать мировые ресурсы.

Помимо потери пахотных земель, установлено, что для скотоводства требуется в 8 раз больше воды, чем для выращивания овощей, зерновых или сои – ведь скот должен пить, а кормовые культуры нужно поливать. Словом, миллионы людей умирают – и будут умирать – от голода и жажды, в то время как немногие избранные поглощают огромное количество белка, в процессе расходуя воду и почвенные ресурсы. Ирония ситуации в том, что съеденное мясо – злейший враг их же собственных тел.

Известно также, что мясоедение опасно для окружающей среды. К примеру, метан – один из тех газов, что способствуют парниковому эффекту, а значит, глобальному потеплению. 1,3 миллиарда голов скота производят пятую часть всего метана, выделяемого в атмосферу. Согласно весьма познавательной статье в “Вашингтон Спектатор” за 15 января 1993 года, основная масса скота выращивается по специальным технологиям для получения пищевого мяса. Если бы это прекратилось, говорится в статье, мы бы сделали значительный шаг к разрешению проблемы глобального потепления. Кроме того, бесценные тропические леса страдают из-за целлюлозной и мясопроизводящей промышленности. Большая часть Центральной Америки превратилась в гигантское пастбище, снабжающее мясом Североамериканский континент. Девственные леса Амазонки вырубаются и выжигаются ради того, чтобы обеспечить мясом Британию и Европу.

Джереми Рифкин развивает эти мысли в своей прекрасной работе “Что стоит за мясом?”. Рифкин находит прямую связь между мясоедением и разрушением окружающей среды, объясняя, что планета не в состоянии вынести нашей алчности и нашего невежества. “Поистине, – говорит он, цитируя Ганди, – Земля может удовлетворить все нужды человека, но не его капризы”. Очевидно, наша жадность стремительно истощает Землю. Недавнее увеличение потребления животных белков в развивающихся странах привело к росту потребности в кормовом зерне. Так, в 1995 году Китай буквально за один день превратился из поставщика в импортера зерна. Это указывает на проблему, которая со временем будет лишь обостряться: мировые ресурсы не выдержат одновременного прироста населения и увеличения потребления мяса. В недавнем номере “Бизнес Уик” (12 февраля 1996 года) появилась статья, где говорится, что наш мир, “возможно, перешел черту, за которой даже совместные усилия правительств по сохранению ресурсов могут оказаться безрезультатными”. Единственным выходом представляется массовое вегетарианство, но это едва ли возможно.

 

МЯСОЕДЕНИЕ И БОЛЕЗНИ

Когда животных убивают, шлаки, обыкновенно выводящиеся за счет кровообращения, остаются в разлагающейся плоти. Те, кто ест мясо, вводят в свой организм токсические вещества, которые должны были бы уйти из тела животного вместе с мочой. В своей статье “Почему я не ем мяса” доктор Оуэн С. Паррет замечает, что, когда тушится бифштекс, в воде растворяются шлаки; образовавшаяся жидкость по своему химическому составу очень напоминает мочу.

В технически развитых странах с интенсивным животноводством мясо оказывается пропитанным химикатами: ДДТ, мышьяком (используется как стимулятор роста), сульфатом натрия (для придания мясу “свежего” розового цвета) и ДЕС (синтетический гормон с давно известным канцерогенным воздействием). Вообще, мясные продукты содержат многие вещества, вызывающие рак или способствующие образованию метастаз. Например, в двух фунтах жаркого содержится столько же бензопрена, сколько в шестистах сигаретах! Доктор Дж. X. Келлогг, известный христианский теолог и убежденный вегетарианец, заметил однажды, садясь за стол, уставленный красочными растительными блюдами: “Как хорошо есть и не думать при этом, от чего скончалась твоя еда!” Возможно, наиболее убедительный довод в пользу исключения мяса из рациона – неопровержимо доказанная и документально подтвержденная связь мясоедения с болезнями сердца. В Америке, стране с самым высоким потреблением мяса на душу населения, каждый второй умирает от сердечной недостаточности или связанных с ней сосудистых заболеваний. Этих болезней почти не существует у народов, редко употребляющих в пищу мясо. “Журнал Ассоциации американских медиков” в 1961 году заявил, что “растительная диета может предотвратить от 90 % до 97 % случаев сердечных заболеваний. При отказе от мяса уменьшается количество холестерина, поступающего в организм, благодаря чему понижается риск заболевания ожирением, а значит, и смерти от удара или сердечного приступа. В вегетарианском мире практически неизвестен атеросклероз. Согласно “Энциклопедии Британиика”, “белок, получаемый из орехов, бобовых и зерновых культур и даже из молочных продуктов, относительно чист по сравнению с животным белком, который на 56 % состоит из сомнительных водянистых примесей”. Эти примеси вредны не только для сердца, но и для всего человеческого организма.

Мясоедение убивает нас. Согласно книге доктора медицины Нила Барнарда “Правильное питание – долгая жизнь” (1995 г.), “вегетарианские диеты намного здоровее, чем диеты, включающие даже самое малое количество животных продуктов. Национальный Институт онкологических заболеваний принял программу “5 раз в день”, согласно которой американцы должны за день съедать 5 порций овощей и фруктов. Это прекрасное начало, но нам нужна еще программа “О раз в день” – для исключения из рациона мясных и молочных продуктов”. Связь между мясоедением и раком обнаружена уже давно, и когда Джон Роббинс в своей популярной книге “Диета для новой Америки” пишет: “Диеты с преобладанием мяса вызывают многие виды рака, в основном рак кишечника, молочной железы, мозга, матки, яичников, простаты и легких”, – он цитирует слова признанных авторитетов. И наоборот, диеты, основанные на четырех новых пищевых группах, выделенных в 1991 году Комитетом по инициативной медицине, – цельные зерновые, овощи, фрукты и бобовые – и полностью исключающие прежние группы продуктов, то есть мясные, молочные, зерновые и овощефруктовые (объединенные в одну категорию!), помогают предотвратить рак. Это документально подтверждено в прекрасной работе “Пища для жизни”.

Доктор Т. Колин Кэмпбелл, один из ученых, возглавляющих программу “Изучение Китая” (крупнейшая из всех программ, исследующих диеты и их влияние на здоровье), пишет: “В ближайшие 10 или 15 лет вы непременно услышите, что животный белок является одним из самых токсичных продуктов питания”. Он добавляет, что риск заболеваний резко возрастает даже в том случае, если в рацион включено совсем немного животного белка. Это неудивительно, если учесть, что мясо содержит примерно в 14 раз больше пестицидов, чем растительные продукты. В конце концов, человеческий организм просто отказывается усваивать эти токсины, поддаваясь болезням и, в итоге, – смерти.

По подсчетам Национального Института кардиологии, легких и крови, сердечно-сосудистые заболевания послужили причиной 954 000 смертей (42 % всех смертей) в 1993 году. Кроме того, подсчитано, что суммы, затраченные пациентами на лечение этих заболеваний, в общей сложности составляют примерно 126,4 миллиарда долларов. 72 % смертей происходят от атеросклероза (отвердения стенок сосудов) – болезни, тесно связанной с мясоедением. Эти открытия уже ни для кого не тайна: недавняя статья в “Нью – Йорк Таймс” (22 ноября 1995 г.) дала детальные свидетельства того, как дорого мы платим за лечение физических расстройств, связанных с употреблением мяса: Комитет по инициативной медицине, группа из 3000 медиков, подсчитал, что годовые затраты на лечение болезней, прямо проистекающих из высокого уровня потребления мяса на душу населения, составляют от 23,6 до 61,4 млрд. долларов (примерно столько же, сколько тратится на лечение последствий курения). Поистине, мы дорого платим за поедание мяса, считая и ущерб, наносимый здоровью, и расходы на медикаменты.

Существует также энцефалопатия крупного рогатого скота, более известная как “коровье бешенство”. При этой болезни коровы испытывают непереносимые страдания и затем умирают – это смертельное заболевание скота, вызываемое группой токсичных, вирулентных и странным образом инфекционных протеинов под названием прионы, полностью разрушает нервную систему. При вспышке болезни в Англии в начале 1996 года погибло около 160 000 коров. Есть основания считать, что причиной вспышки послужило то, что в Британии традиционно останки овец, в том числе мозг и кости, примешиваются в корм коровам. Особенно тревожно то, что все формы энцефалопатии (встречающейся и среди других млекопитающих), очевидно, передаются от вида к виду. Более того, теоретически возможно, что следующими жертвами страшного недуга станут люди, которые употребляют в пищу говядину. Недавние исследования заставляют предположить, что один из видов болезни Крейцфельда-Якоба может быть человеческим вариантом энцефалопатии. Мрачные, но осторожные прогнозы говорят, что в результате поедания мяса зараженных коров каждый год будут умирать около 500 000 британцев. Инкубационный период болезней, вызванных прионами, может длиться десятилетиями, почти как при СПИДе, поэтому мы только теперь начинаем видеть отдаленные последствия той вспышки. Тем временем, в медицинских журналах появляются сведения об американской разновидности болезни, – если уж это не заставит любителей мяса задуматься, значит, они не задумаются никогда.

Человеческий организм – сложная машина. Как любой машине, одни виды горючего подходят ему лучше, другие – хуже. Исследования доказывают, что мясо – очень неэффективное для нас топливо, вызывающее стремительное изнашивание механизма. Например, эскимосы, которые питаются преимущественно мясом и рыбой, очень быстро стареют. Средняя продолжительность их жизни не превышает тридцати лет. Среднеазиатские киргизы, одно время питавшиеся почти исключительно мясом, редко жили больше сорока лет. С другой стороны, народы, подобные племени Хунза, живущему в Гималаях, или группы вроде христиан-адвентистов, придерживающихся вегетарианской диеты, обыкновенно имеют среднюю продолжительность жизни от 80 до 100 лет. Исследователи установили, что вегетарианство является причиной их превосходного здоровья и долголетия. Индейцы майя на полуострове Юкатан и йеменские племена семитского происхождения также славятся прекрасным здоровьем, и в этом случае причиной, опять же, служит низкое потребление мяса или, в отдельных случаях, стопроцентно вегетарианская диета.

 

ФАКТЫ АНАТОМИИ

Прежде чем есть мясо, люди всячески маскируют его, используя кетчупы, соусы, подливки. Мясо выдерживают, вымачивают, жарят, тушат, преображают тысячами способов. Зачем нужна такая маскировка? Откуда это нежелание есть мясо сырым, как едят его все истинно плотоядные животные? Многие диетологи, биологи и физиологи убедительно доказывают, что на самом деле человеческий организм не приспособлен к мясной пище. Они предполагают, что человек физиологически не может переваривать мясо, и что люди так стараются замаскировать его потому, что такая пища для нас неестественна. Физиологически человек более близок к травоядным, жвачным и грызунам, таким, как обезьяны, слоны и коровы, чем к хищникам вроде собак, тигров и леопардов. К примеру, хищники не потеют; температура их тела поддерживается в равновесии частым дыханием и высовыванием языка.

Растительноядные животные, напротив, имеют потовые железы, которые контролируют температуру тела и выводят из организма нечистоты. Хищники обладают длинными зубами и клыками для убийства и переноски добычи; у растительноядных короткие зубы и нет клыков. Слюна хищников не содержит птиалина и не может расщеплять крахмалы, слюна животных-вегетарианцев содержит птиалин для предварительного расщепления крахмалов. В организме плотоядных животных в большом количестве выделяются гидрохлориды для растворения костной ткани; организм растительноядных почти не выделяет гидрохлоридов. Челюсти хищников движутся только вверх и вниз; челюсти травоядных движутся также из стороны в сторону для лучшего пережевывания пищи. Хищники могут только лакать жидкости (как кошки); животные-вегетарианцы втягивают жидкость сквозь зубы. Таких сравнений можно привести много, и в каждом случае человек окажется ближе к физиогномике растительноядных. Таким образом, с точки зрения чистой физиологии, имеются убедительные свидетельства того, что наш организм не приспособлен к мясной диете.

Если говорить о физиогномике, возникает вопрос: а как насчет организма растений? Предназначены ли они для того, чтобы быть съеденными? Разве они не чувствуют боли? Разве они – не живые, дышащие существа, достойные нашего сострадания? “Если всякая жизнь священна, – спрашивают некоторые, – почему же вы позволяете себе есть растения?” Люди, которые задают такие вопросы, нередко считают вегетарианство разновидностью лицемерия.

Такой ход мысли стал ясен для меня в 1984 году, когда в “Филадельфия Инквайерер Мэгэзин” появилась статья, где спрашивалось: “Разве не лицемерно избегать поедания животных и при этом продолжать поедать растения? Ведь в обоих случаях речь идет о живых существах!” Редактор журнала задал этот вопрос в качестве реакции на опубликованную в том же номере работу Уильяма Экенбаргера, где красноречиво излагались принципы защитников прав животных. Используя впечатляющую документацию, Экенбаргер объяснял, что дурное обращение с животными – следствие нашего невежества и нашей алчности, что это всего лишь тип “видовой дискриминации”. Он показал, что дело движения за права животных в моральном отношении “выкроено” из той же ткани, что и другие крестовые походы против несправедливости, например, борьба против расизма или дискриминации по половому признаку. (Более подробное развитие этой идеи можно найти в прекрасной книге Кэрол Адамс “Мясо и сексуальная политика: феминистско-вегетарианская критическая теория”.) Возможно, самый основательный довод против видовой дискриминации заключен в цитате из английского философа Джереми Бентама (1748–1832), который писал в знаменитом теперь труде “Принципы морали и законопорядка”: “Вопрос не в том, есть ли у них разум? Могут ли они думать? Но в том, могут ли они испытывать страдания? Ответ, разумеется, будет однозначным: “Да, животные, несомненно, могут испытывать страдания. Они чувствуют боль так же, как и люди”. Поэтому, утверждают защитники прав животных, наше этическое чувство должно распространяться и на них.

Это достаточно логично. Но Дэвид Р. Болдт, автор вышеуказанной статьи, ставит возражение, которое кажется не менее логичным: “Я оправдываю мясоедение тем, что, по последним научным данным, растения, как и животные, имеют чувства. Почему нужно выбирать между ними? Прежде чем оплакивать участь теленка, вообразите себе ужас, который испытывают колоски в поле, когда комбайн начинает уборочные работы”.

Возражение Болдта, под которым охотно подписались бы многие, основано на ложной посылке. Он упоминает данные о том, что растения могут чувствовать; но, хотя еще работы Джагадиша Чандра Боша, жившего в XIX столетии, подтверждают, что это действительно так, однако рудиментарные ощущения, испытываемые растениями, резко отличаются от мучений скота на бойнях. Мы все это знаем. Наши желудки реагируют на зрелище жатвы куда менее остро, чем на кровавую работу мясника. Кроме того, как пишет Кейт Эй-керс в “Справочнике вегетарианца”, “не так уж трудно провести этически значимую границу между растениями и животными. У растений нет биологической потребности в болевых ощущениях, они абсолютно лишены нервной системы. Природа создала боль не из прихоти, а только для того, чтобы помочь организму выжить. Животные двигаются, поэтому им необходимо чувство боли; неподвижным растениям оно не нужно”.

Ясно, что для человека, не желающего питаться только фруктами по мере их созревания и падения, вегетарианство представляет практическую альтернативу. И даже если допустить, что растения чувствуют так же, как люди и животные (несмотря на свидетельства, говорящие о противоположном), из этого еще не следует, что вегетарианство лицемерно: если растения страдают, но нам надо есть их, чтобы жить, разумно было бы есть их в возможно меньших количествах. То есть, раз уж мы должны есть растения, на чем настаивают все диетологи и биологи, нам следует хотя бы уничтожать как можно меньше растений. Но при выращивании в пищу животным, на корм им уходит гораздо больше растений, чем мы могли бы съесть непосредственно. Итак, растительная диета приносит минимальный вред чувствующим существам, и тот, кто глубоко вдумается во все затронутые здесь проблемы, несомненно, увидит смысл в альтернативе, предоставляемой вегетарианством.

 

ДУХОВНОЕ ВЕГЕТАРИАНСТВО

Даже если не принимать в расчет научные факты, существуют неотразимые духовные доводы в пользу вегетарианства. Вспомним для примера, что английское слово spiritual (духовный) идет от латинского spiritus, что означает “дыхание”, “энергия”, или жизнь. Слово vegetarian (вегетарианский) пришло из греческого vegetas, то есть “полный дыхания и жизни”. Даже этимология этих двух слов подтверждает их взаимосвязь.

Здесь же стоит упомянуть о том, что слова carnal (плотский) и carnivorous (хищный, плотоядный) происходят от одного корня – латинского carnis, “плоть”. Все религиозные Писания советуют верующим избегать плотского, а в библейской традиции все “плотское” недвусмысленно отнесено к телесному миру, противостоящему миру духа.

Впрочем, несмотря на живейший интерес к этимологии, автор этих строк полностью осознает ее ограниченность и/или возможность неправильного ее применения. Благонамеренные вегетарианцы долгое время обвиняли мясную промышленность в “словесных играх”, утверждая, что те, кто наживается на этой отрасли, прикрывают мясные продукты невинными псевдоназваниями: pig (свинья) /pork (свинина), calf (теленок) /veal (телятина), cow (корова) /beef (говядина), sheep (овца) /mutton (баранина) и так далее. Но тут уж мясная промышленность ни при чем. Это произошло потому, что в средневековой Англии крестьяне по происхождению были англосаксами, а знать – норманно-французами. Хотя крестьяне выращивали животных, мясо ели в основном аристократы.

Сложилось так, что крестьяне называли животных англосаксонскими словами – pig, calf, sheep и так далее, но аристократы – те, кто ел мясо – называли тех же животных их французскими именами: рогс (свинья), veau (теленок), boeuf (бык или вол), mouton (баран). Постепенно эти слова приняли английское произношение, но различие между названиями этих животных и названиями их мяса привычно закрепилось во всех англоязычных странах. Еще одним доказательством этой версии может служить то, что мясо тех животных, которые редко подавались на стол норманно-французской знати, например, chicken (курица), turkey (индейка), rabbit (кролик), называется так же, как сами эти животные.

Связь между вегетарианством и религией, однако, идет дальше простой семантики и в конечном итоге касается самой сущности религиозной истины. Например, все вероисповедания часто и вполне резонно утверждают, что Бог изначально любит все Свои творения, к которым относятся не только человеческие существа, но и все остальные формы жизни. Если принять этот основной догмат, то из него следует, что ни одному живому существу не отказано в Господнем сострадании, и никакое убийство из прихоти не может быть оправдано. Эта теологическая основа вегетарианства особенно крепка в индуизме. На Западе ее придерживались древние евреи и даже древние греки, например, Диоген, Пифагор, Сократ и Платон; они называли вегетарианство antikreophagy, или “антимясоедением”.

Сострадание и любовь Господа ко всем Его творениям подсказывает нам еще одну, редко осознаваемую причину для вегетарианской диеты. Если учесть накопленные наукой доказательства того, что исключение мяса из рациона улучшает здоровье, а его поедание сокращает срок жизни, разум говорит нам, что Бог выбрал бы для Своих детей растительную пищу. Разве Тот, Кто любит Свои творения, пожелал бы им скорой кончины? Очевидно, нет. Напротив, Он должен был бы приложить все усилия, чтобы обеспечить им долгую жизнь. Действительно, во всех Писаниях Господь снова и снова пытается убедить Своих детей, что вегетарианская пища – единственная приемлемая для них. Центральные религиозные течения – особенно на Западе – уделяют этой идее минимум внимания. Тем не менее, мы намерены показать, что универсальная религиозная мысль отстаивает всеобъемлющее сострадание и осуждает бездумное убийство живых существ как деяние, безбожное по своей сути.

— ГЛАВА 1. ХРИСТИАНСТВО —

— ВЕРНУТЬСЯ К ОГЛАВЛЕНИЮ —

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика